Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
97704.02.2019 23:15
< >
«В России медицинское образование — это самообразование»
«В России медицинское образование — это самообразование»

В России недостаточно внимания уделяется образованию онкологов, полагают участники круглого стола, проведенного в понедельник, во Всемирный день борьбы против рака, Русфондом и благотворительной организацией Cancer Fund. Участники заявили о проблемах с послевузовской подготовкой врачей, так как в ординатуре будущим врачам зачастую не дают заниматься практической деятельностью. Другие участники не согласились с критиками действующей системы, напомнив, что она сейчас находится в стадии изменения.

«Совершенно недостаточно уделяется внимания образованию онкологов на этапе вузовского образования: недостаточно часов»,— полагает первый заместитель гендиректора Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава России Андрей Костин. Он напомнил, что «онкологическая наука за последние годы изменилась»: «Объем знаний, которыми мы обогатились за последние 7–10 лет, в разы превышает знания, которыми мы обладали ранее: появились новые методы диагностики, новые маркеры, новые технологии в лечении. Если не уметь пользоваться всеми этими технологиями, то по крайней мере необходимо знать, на каком этапе их должен применять современный онколог,— продолжил господин Костин.—

Сложно назвать специалиста в медицине, который должен иметь более широкий кругозор, чем онколог».

По его мнению, на старших курсах медвузов необходимо увеличить объем преподавания онкологических дисциплин.

Хирург-онколог, председатель совета благотворительной организации Cancer Fund, замдиректора по онкологии Клиники высоких медицинских технологий имени Н. И. Пирогова СПбГУ Андрей Павленко заявил, что «нет программы, которая действительно бы позволяла давать студентам все аспекты современных медицинских знаний».

« Отсутствуют в достаточном количестве люди, которые бы преподавали и имели бы представление о том, что они преподают.

По большому счету в России медицинское образование — это самообразование,— полагает эксперт.— Если человек мотивирован что-то узнать, он это найдет сам, в интернете, владея иностранным языком. Но, как правило, в институте не требуют знания иностранного языка, а на самом деле сейчас это основа, без которой невозможно обретение новых медицинских знаний». По его мнению, знание английского языка необходимо студентам «хотя бы на среднем уровне», чтобы понимать информацию, которую можно «почерпнуть только из иностранных источников».

По словам господина Павленко, «нет надежных российских источников, которые бы разрабатывали свои протоколы и схемы лечения»: «Мы пытаемся переводить и адаптировать иностранные источники, поэтому без английского языка образование невозможно». Эксперт считает, что английский в медвузах «знают менее 10% студентов». Онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев полагает, что таких студентов вдвое меньше.

По мнению господина Фоминцева, «бесполезно измерять базовое образование онкологов в часах»: «Это не абонемент в бассейн, измерять его надо в компетенциях, а их никто не измеряет. Есть некий условный тест на выходе, что уже хорошо, так как раньше был экзамен-собеседование, где те же самые преподаватели, которые учили этого студента, определяли, хорошо ли они его учили, то есть оценивали сами себя».

Илья Фоминцев также выступил с критикой ординатуры: «В постдипломном образовании заинтересованы в основном в рабском труде ординатора, затыкая им все дыры, которые есть в клинике. Это такие чернорабочие, которые не только не получают денег за свою работу, но еще немного за нее приплачивают: бюджетных мест в ординатуре очень мало». С ним согласился господин Павленко: по его словам, «ординатор — тень, а не доктор»: «Он не имеет права поставить подпись, не имеет права выполнить ни одной значимой манипуляции, кроме разве что внутримышечной инъекции. И то, если там что-то произойдет, у завотделением будут очень большие проблемы. Ординаторы не имеют никакого юридического статуса в клинике, они там не трудоустроены». По его словам, хирургов, которые допускают ординаторов к операционному столу, «единицы».

« Нужно менять все принципы обучения, все программы, полностью забывать все, что было в Советском Союзе,— считает Андрей Павленко.

— Мы учимся сейчас по старой схеме, которая в современных условиях абсолютно не работает». «Нужно давать большую свободу действий и свободу для реализации проектов профессиональным сообществам,— заявил господин Фоминцев.— Проблема обучения должна быть проблемой профессионалов, им необходимо объединяться и разрабатывать новые программы».

Господин Костин тем не менее выступил в защиту ординатуры: «Есть и хорошие примеры организации постдипломного образования в онкологии, есть примеры компетентных специалистов. Существуют нормативные акты, позволяющие набирать в ординатуру выпускников вузов, которые являются действительно образованными людьми». Он отметил, что в НМИЦ радиологии ординаторы принимаются только со знанием английского языка: «100% обучающихся поступают с языком. А в годы, когда сверхвысокий конкурс, вводится еще дополнительный параметр — второй язык». Он также отметил, что в Минздраве понимают: роль профессиональных сообществ в оценке компетенций молодых врачей нужно увеличивать.

Проректор по связям с общественностью и воспитательной работе медицинского университета имени Пирогова, директор Федерального центра поддержки добровольчества и наставничества в сфере охраны здоровья Георгий Надарейшвили заявил “Ъ”, что «высшее медицинское образование России сейчас активно развивается»: «Узкопрофильные образовательные учреждения, в том числе и медицинские, идут в ногу со временем. Качество подготовки выпускников медицинских образовательных учреждений проверяется аккредитацией. Ее процесс осуществляется с широким привлечением медицинского сообщества: практикующих врачей, не работающих в вузах. Что касается практической подготовки в ординатуре, то она также проводится действующими специалистами. Более того, с недавнего времени больницы имеют право набирать желающих в ординатуру и самостоятельно проводить процесс обучения». Он также отметил, что, «разумеется, студенты не могут работать, к примеру, онкологами сразу после окончания вуза»: «Но образовательная программа на и это и не рассчитана: единственная опция работы в этом случае для них — участковый терапевт или педиатр. Онкологом он может стать после прохождения практической подготовки в ординатуре по онкологии».

Господин Надарейшвили рассказал, что «в настоящее время вводится новая система непрерывного постдипломного образования Минздрава РФ, которая подразумевает постоянное совершенствование квалификации»: «У каждого медицинского специалиста будет индивидуальная образовательная траектория: врачу подберут именно те дополнительные материалы для обучения, которые пригодятся ему в повседневной практике, исходя из специфики его работы, региона».

Валерия Мишина

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме