Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
36825.06.2019 21:54
< >
Лидер «Лев против» Михаил Лазутин: Власти заметили проблему в «Яме», когда мы стали снимать ролики
Лидер «Лев против» Михаил Лазутин: Власти заметили проблему в «Яме», когда мы стали снимать ролики

Разгонять выпивающих людей на Хохловской площади в Москве уже несколько недель приезжают сотрудники « ОМОН », «Росгвардии» и представители движения «Лев против» во главе с 23-летним Михаилом Лазутиным который лично выливает алкоголь из бутылок молодежи и фигурирует во многих видеороликах, как грозный «злодей», мешающий веселиться подросткам. Его обвиняют в агрессии, некоторые осуждают за публичное порицание. По мнению наблюдающих, это приводит к конфликтам, дракам и задержаниям. Корреспондент « КП » пообщалась с Михаилом Лазутиным, чтобы узнать, зачем он приходит в так называемую «Яму» на Хохловской площади ?

- Вы наделали много шума в последние месяцы, это было вашей целью?

- Об этом все узнали и СМИ написали, потому что в «Яме» было много журналистов.

- Просто молодежь там пьет около года, почему вы раньше не делали замечания?

- Мы пришли сюда, когда стали поступать жалобы от жильцов что здесь собирается по 300 человек. Они мешают отдыхать, спать.

- В чем заключается ваша деятельность? В чем суть рейдов?

- Мы хотим освещать социально-острую проблему, как безнравственно и аморально ведут себя в центре Москвы. Это касается не только алкоголя. В «Яму» приходят девушки, мужчины, которые раздеваются догола, бутылки разбивают и бросают, пишут нецензурную брань - сейчас все наше культурное наследие разрисовано (прим.автора - стена Белокаменного города). Там собираются лесбиянки, геи. Употребляют алкоголь и вообще не контролируют себя. Наша главная задача - показывать это, привлекать внимание полиции. Когда нет резонанса, то полиции сложно заниматься такими делами. Наше достижение на данный момент, что там поставили три автобуса, там патрулирует «ОМОН». То есть власти заметили эту проблему, когда мы стали ее освещать, снимать ролики. Еще одна цель - показывать зрителям, которые смотрят наши ролики, как алкоголь влияет на людей. Социальный пример. Чтобы дети видели этот ужас и не начинали пить, вести себя некультурно в общественных местах.

- Сидит человек на лавочке, распивает алкоголь. Какие ваши действия?

- Говорю: «Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Будьте добры, уберите алкоголь. Вы нарушаете административный кодекс, статью 20.20. (прим.автора - распитие алкоголя в общественных местах)». Если граждане говорят «да, мы поняли, убираем», то мы желаем хорошего вечера и советуем больше не нарушать.

- Таких людей много?

- Много, большинство. Мы даже не выкладываем такие ролики. 70-80% реагируют адекватно. Что касается «Ямы», то там сразу собираются массово. Если мы подходим, то слетаются все из их компании и начинаются провокации, звучит мат, кто-то кинет банку. Начинаются драки и без нашего присутствия - нам люди присылали видео, как там дерутся между собой и кровь, и «скорую» вызывали. Если человек настаивает, что будет пить, то мы вызываем сотрудников полиции, если они рядом, то зовем. Когда распивают несовершеннолетние, то мы сразу же забираем бутылку, потому что нельзя смотреть, как подростки продолжают пить, смеются. Некоторых задерживают полицейские, приезжают мамы в отделения полиции, плачут. Одна говорит, что живут на первом этаже, дочка из окна вылезает и убегает на Китай -город. Здесь уже упущено морально-нравственное воспитание детей. Повлиять напрямую на них сложно, но важны те социальные ролики, которые мы делаем. Мы показываем другим, как делать не надо.

- То есть вы сотрудничаете с правоохранительными органами? Вы вызываете полицию, когда что-то происходит?

- По-разному. Люди, которые считают, что мы нарушаем закон, также могут вызвать полицию. Но мы фиксируем все свои действия на камеру. Видео мы выкладываем в соцсети и предоставляем полиции трехчасовые ролики. Если бы я кому-то нагрубил, нарушал закон, то меня бы привлекли к ответственности. Но этого не происходит. Есть люди, которые приходят нам помогать, а потом начинают делать провокации - брызгать из перцового баллончика.

- То есть перцовые баллончики были не ваши?

- Нет, наши тоже были. Парень кинул бутылку, а наш применил перцовый баллончик. А потом уже стали брызгать и те, и другие.

- Перцовый баллончик - это все же оружие... может нарушить зрение...

- Нет, это средство самообороны. Если люди нападают на нас, тогда мы не нарушаем, мы - защищаемся.

- Такие случаи были?

- Да. В «Яме» бутылку об нашего парня разбили.

- Все же некие действия приводят к дракам…

- Драки без нас там происходят. На меня там не нападали. На роликах нет меня, Леонида или Артема (прим.автора - коллеги по обществу «Лев против»). Могут начать бить человека, который ходил и смотрел, что делаю я. Там очень сложно разобраться. Можно судить поверхностно, что мы туда пришли, начали снимать и начались драки, но если вы придете туда со своей камерой, когда нас нет, и будете издалека со штатива часа три фиксировать, то драк пять-десять вы точно увидите, как догола кто-то разденется, как жильцы выйдут и будут просить такие вещи не творить. Когда они сами вызывают полицию, то патруль приезжает пару человек задерживает и беспорядки продолжаются. Когда мы вызываем, то забирают всех буйных.

- Вы ходите туда только по пятницам. Почему?

- По пятницам больше всего людей собирается. В субботу тоже прилично нарушают общественный порядок. Но два дня подряд проводить рейды сложно. Это пять часов. Мы начинаем на детской площадке в парке «Горка» - это возле метро «Китай-город», там все усеяно алкоголем, потом в «Яму». Потом идет разбор, мы монтируем ролики и отдаем в полицию. Удивительно, что многие жалуются в СМИ, что их побили, но писать заявления в полицию не едут. В «Яме» у них получается наврать, а дальше - нет. Только я везу видеодоказательства, показываю все, как было - без монтажа.

- Этими рейдами должна заниматься ваша организация или полиция?

- Нужно подавать массовый пример. Должно быть больше медийных личностей, которые расскажут, что алкоголь приводит к плохому, к преступлениям. А сейчас у молодежи другие примеры - музыканты, у которых по 25 млн просмотров. Они копируют их стиль, манеры. И вот у нас на детских площадках бегают дети с бутылками и считают, что это круто напиваться и полураздетыми целоваться. Вообще не важно, кто этим будет заниматься. Человек видит, что курят возле беременной, распивают - нарушают закон - должен подойти и сделать замечание. Сейчас люди думают, что этим должны заниматься не они, а какая-то организация.

- Ваша организация как-то оформлена юридически?

- Это не организация. Это проект. Это гражданская позиция человека, который создал Ютуб-канал, назвал «Лев против».

- Но у вас есть команда…

- Это просто люди.

- На это идет какое-то финансирование?

- Нет. Когда мы дружили с движением «СтопХам», мне было 18 лет. Они получали президентские гранты. «Лев против» мы формировали вместе, они нам помогали - дали три камеры, которые им дали от государства, в общей сложности, помогли на 300 тысяч рублей. Но потом я увидел статьи, где было написано, что нам дали 7 млн рублей, но больше 300-400 тысяч «Лев против» не получал. Они меня стали «морозить», я понимал, что куда -то идут деньги и с этими людьми лучше не сотрудничать.

- То есть сейчас ваша организация существует ради благого дела?

- Если говорить о финансовой стороне, то мы зарабатываем с Ютуба Мы выкладываем ролики, размещаем там рекламу, есть монетизация. Это наш доход. Но это не зарегистрированная организация.

- Вы не планируете оформить ее юридически?

- Какой-то человек из Общественной палаты предложил МВД сделать организацию «Лев против» дружинниками. Я этого вообще не понял. Сначала нас надо об этом спросить. Даже, если бы мне надели повязку дружинника, зарегистрировали, я пойду на рейд, то ничего бы не изменилось - пьяным людям абсолютно плевать на все это. Их даже, наверное, еще больше это будет выводить. Люди и на полицейских нападают. Они просто не уважают общество, на вежливое замечание отвечают агрессией. Поэтому регистрироваться и быть под контролем нет смысла.

- Есть вопрос от той же молодежи: «А где нам тогда пить?» Как бы ответили?

- В барах, потом вызываешь такси и едешь домой. Либо дома. Хотя после застолья в квартире к часу ночи начинаются громыхания, падают, кровь в подъезде. Полицейские приезжают и максимум говорят, чтобы вели себя тише и не мешали соседям. Вопрос не решается, где пить. Нужно менять мировоззрение. Есть Дагестан Чечня где все достойно и культурно. Нет такого, что люди на детской площадке могут все обгадить, обставить бутылками и бычками, а две девочки целуются в засос. А у нас в Москве такое есть, только потому, что люди равнодушно относятся к своему городу.

- К вам обращались пострадавшие от «Фанты» Мурата Сабанова ? Он подходил к молодежи на Чистых прудах, в «Яме», предлагал выпивку с какими-то веществами, после которых у людей была отключка. А потом пропадали деньги, телефоны…

- Сообщали, что девушку и мужчину забирали с отравлением. И у них личные вещи пропали. К ним подходил какой-то человек, что-то предлагал - какие-то напитки. На счет различных веществ тоже расскажу. На Китай-городе молодежь смеется, когда к ним подходят полицейские, делая замечания на счет алкоголя, потому что они вообще употребляют мефедрон, курят разные вещества. И говорят об этом полицейским. Я уверен, что туда приходят взрослые люди, которые приносят и продают вещества. И это центр Москвы, рядом элитные дома.

- Вы занимаетесь рейдами уже пять лет. А где еще гоняете пьющую молодежь?

- На Болотной площади, в Репинском сквере. Там по пятницам собирались по человек 200, тоже пили, лавки ломали, но мы долго приезжали с рейдами, полицейские их задерживали и вот сейчас там массово не собираются. Еще собираются во дворах возле Патриарших прудов, около станции метро «Третьяковской». Люди сообщают нам в соцсетях о разных местах.

- Вот вы приходите, полицейские задерживают несколько буйных, на следующий день они снова пьют и нарушают. Снова вы приходите и все по кругу. Какой вы выход видите в этой ситуации? Что еще нужно делать?

- Мы так уже ходим пять лет, ситуация только ухудшается. Но это не означает, что надо сдаться, идти домой.

- То есть вы будете ходить в «Яму», пока там не начнут пить кофе?

- Такого не будет, я понимаю. Это годами нужно менять мировоззрение. Но нужна постоянная борьба.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме