Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
7017.07.2018 22:15
< >
Мусорные права человека: в СПЧ провели спецзаседание
Мусорные права человека: в СПЧ провели спецзаседание

Михаил Федотов: "Что такое диоксины, надо в детских садах объяснять"

Мусорные протесты, вспыхивающие в разных концах страны, привлекли внимание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. В этой связи совет вчера провел специальное заседание, посвященное обеспечению экологических прав граждан при обращении с отходами.

Михаил Федотов, глава СПЧ: «Что такое диоксины -

надо в детских садах объяснять»

Мусорные протесты, вспыхивающие в разных концах страны, привлекли внимание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. В этой связи совет вчера провел специальное заседание, посвященное обеспечению экологических прав граждан при обращении с отходами.

Началось заседание награждением победителей конкурса по решению проблем утилизации отходов. Победителей было трое - все молодые, энергичные и нацеленные на успех. Им дали возможность выступить, но ни восторгов, ни дискуссий их речи не вызвали, поскольку они главным образом рассказывали про то, как мусорная проблема решается в Германии, США, Нидерландах, и «почему бы нам не сделать у себя так же».

После победителей выступил член наблюдательного совета «Лиги переработчиков макулатуры» Денис Кондратьев. Он был глубже в теме, чем победители, и рассказал, что у нас совершенно неправильные для переработчиков нормативы, ставки экосбора, цены на макулатуру, а также нет наказаний и нет ответственности.

«Скоро будет апокалипсис, - предсказал Кондратьев. - Европа стала отказываться от производства трудноперерабатываемого и неизвлекаемого пластика, потому что Китай отказался его брать на захоронение. Европейские страны четко декларируют: в 2025 году производить изделия из такого пластика будет нельзя». По мнению Кондратьева, это приведет к тому, что полимерные заводы из Европы будут переноситься в Российскую Федерацию, поскольку у нас нет запрета на захоронение. Европейцы у себя переключатся на биоразлагаемые материалы, а мы продолжим производить на их заводах одноразовую посуду и прочую неперерабатываемую ерунду.

Но даже столь ужасный прогноз не вызвал интереса у гостей заседания. Они ждали другого оратора, ради которого и приехали на Старую площадь.

Им оказался Андрей Шипелов, генеральный директор компании, строящей мусоросжигательные заводы в России.

Чтобы не произносить страшного слова «мусоросжигательный» в своем выступлении, Шипелов тактично называл их заводами по производству энергии из отходов. Но граждане, присутствующие на заседании совета, все равно догадались, о чем речь, и очень быстро Шипелова уличили и обвинили. «Мусоросжигательные заводы вызывают протесты, - заявила одна активистка. - Понимая это, вы продолжаете их строить, игнорируя общественное мнение. А люди выливают недовольство на власти».

Шипелов ответил, что разжигают не они, а некие товарищи, распространяющие искаженную информацию про неизбежные выбросы токсичного диоксина на таких заводах. Хотя эти заводы много лет функционируют, в Токио например. Тридцать заводов возле школ и других общественных заведений. А продолжительность жизни там в результате только повысилась до 90 лет.

В ходе дискуссии выяснилось, что население не обладает всей информацией по поводу строящихся мусоросжигательных заводов, из-за того что фирма Шипелова отказывается представить проектную документацию, необходимую для проведения независимой экспертизы.

Людей призывают верить бизнесу на слово, но самим перепроверить информацию о безвредности заводов не дают. Из-за этого у людей возникают претензии и подозрения.

Активисты на заседании говорили о том, что ради строительства варварски вырубается гектарами лес: чем дышать? После сжигания мусора будет оставаться зола: куда ее девать? Электроэнергия, получаемая в результате сжигания мусора, в пять раз дороже обычной: кому ее будут поставлять?

Шипелов отвечал: давайте построим заводы и посмотрим, будет ли от них всем плохо. Если будет - закроем завод. Практика в данном случае - единственный путь найти истину. Потому что на каждый словесный аргумент всегда найдется контраргумент.

Несмотря на то что в его позиции была определенная логика, он вряд ли кого-то убедил. Второй блок выступлений, посвященный уже непосредственно правам граждан, высветил причину.

Граждан надо убеждать не когда у них за спиной уже закипела стройка и закрутились коммерческие интересы, а до того. На нулевой стадии, когда речь идет еще только о намерениях.

Кроме того, для соблюдения экологических прав граждан необходим специальный правовой механизм - муниципальный референдум, на котором смогут проголосовать не только те, кто проживает в данной местности, но и те, кто имеет там в собственности недвижимость.

Именно такой порядок защиты интересов населения действует в тех странах, где давно работают мусоросжигательные заводы, которые сейчас представляются нашему населению как положительный пример утилизации отходов.

Если уж перенимать у них опыт, то целиком. А то, получается, заводы берем, а референдум - нет.

«Что такое диоксины и твердые частицы - надо в детских садах объяснять. А то люди не понимают реальности. Нужна информированность и диалог с общественностью», - подвел черту председатель совета Михаил Федотов.

Примечательно, что из федеральных органов власти на заседании СПЧ присутствовал и выступал только Росприроднадзор в лице Натальи Романовой, начальника управления госнадзора и регулирования в области обращения с отходами.

Больше никого из исполнительной власти горячая тема мусора не заинтересовала.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме