Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
16010.01.2019 06:24
< >
Великий город пустился в путешествие
Великий город пустился в путешествие

В мюнхенской Старой Пинакотеке показывают выставку «Флоренция и ее художники. От Джотто до Леонардо да Винчи». 120 шедевров эпохи Возрождения собирают очереди, несмотря на то что речь идет об искусстве всего лишь одного итальянского города-государства. Рассказывает Алексей Мокроусов.

В XV веке Флоренция казалась многим «приютом воинствующего гуманизма». Университет был из лучших в Европе, интеллектуалы стекались к философу и астрологу Марсилио Фичино в академию Кареджо на вилле Монтекки, которую подарил ученому правитель Флоренции Козимо Медичи. На 35 тыс. жителей приходилась сотня художественных мастерских. Ну а среди 120 шедевров, собранных в мюнхенской Старой Пинакотеке из музеев Лондона и Вашингтона, Парижа и Нью-Йорка,— полотна Сандро Боттичелли и Филиппино Липпи, Лоренцо ди Креди и Фра Бартоломео.

При этом выставка начинается не с главных произведений, знакомых по золотым музейным книгам. Первый зал отдан рисункам, да и потом кураторы уделяют много внимания графике, размещая ее среди живописи; из раритетов — наброски лошади работы Леонардо да Винчи из коллекции английской королевы Елизаветы II, нечасто путешествующие по выставкам.

Рскусство РІРѕ флорентийском Возрождении неотделимо РѕС‚ политики. Наряду СЃ художниками героями выставки стали персонажи, чьи имена РЅРµ вынесены РІ название, РЅРѕ часто упоминаются РІ РїРѕРґРїРёСЃСЏС…. Семейство Медичи РЅР° протяжении нескольких веков, пусть Рё СЃ перерывами,— правители, Р° то Рё фактические владельцы Флоренции, ее добрые Рё злые гении, меценаты, строители Рё убийцы одновременно. Благодаря РёРј расцвели искусства, живопись Рё скульптура.

В Пинакотеке показывают, например, мраморный барельеф Козимо Медичи работы мастерской Антонио Росселлино, есть и часослов Лукреции Медичи (ок. 1485), он открыт на странице с изображением Благовещения, это сквозной сюжет выставки, представленный несколькими картинами, в том числе Филиппо Липпи, Фра Карневале и Франческо Росселли.

Во многом красота флорентийской живописи связана со старомодностью техники, которую предпочитали художники. В Венеции и Нидерландах уже перешли на масло, а во Флоренции еще использовали яйцо, от темперы здесь отказались позже. Но быть старомодным не значит быть немодным, флорентийские художники определяли не только эстетику, но и ход мировых дел. Папа римский даже консультировался с Фра Анджелико в таких деликатных вопросах, как назначение городского епископа, и в ситуации, когда кандидата из рода Медичи Ватикан отверг, любой совет мог оказаться неудачным.

Ради нынешней выставки в Мюнхене удалось собрать даже алтари, распыленные между музеями разных стран. Впервые за столетия соединились сцены из жизни святых Космы и Дамиана, выполненные Фра Анджелико для флорентийского собора Сан-Марко.

Большинство экспонатов выставки созданы при Лоренцо Великолепном (1449–1492). Во многом благодаря ему была выстроена система отношений в искусстве, которая надолго воцарилась в Европе: здесь и рекомендательные письма, рассылавшиеся по именитым знакомым, и поиск информации о новых авторах, и система мастерских, не только объединявших учеников и поклонников, как у Джотто, но все больше становившихся семейным делом,— так, Гирландайо работал в компании с братьями и кузеном, семейным был бизнес и Луки делла Роббиа, и у братьев Поллайоло. Заказы множились, скорость исполнения увеличивалась — помимо общественных работ и интересов церкви появились частные клиенты. А изображения святых появились в частных домах.

Патриции заказывали и собственные портреты — впервые после античности не император или бог, но простой богатей-современник становился предметом искусства. При этом сам Лоренцо, не чуждый прекрасного, писавший стихи, поэмы и новеллы в духе Боккаччо и Петрарки, заказами не разбрасывался — исключениями были Антонио дель Поллайоло и Верроккьо. Последний занимался всем — от скульптуры «Мальчик верхом на дельфине», карнавальных масок и штандартов для городских праздников и турниров до надгробий для отца и дяди Лоренцо. Верроккьо предпочитал скульптуру, но в его мастерской перебывало множество знаменитых в будущем живописцев — от Перуджино до Боттичелли. Среди учеников был и Леонардо да Винчи, но во Флоренции ему заказов не нашлось, кроме разве что просьбы об алтарном образе для капеллы во дворце Синьории. В итоге он предложил свои услуги герцогу Миланскому.

Как писал биограф, Лоренцо «больше любил произведения искусства, чем художников», предпочитая общаться с философами, да и собирал он охотнее манускрипты, золотые и серебряные медали, резные камни и вазы. Жизнелюбие Лоренцо было так велико, что, по легенде, Савонарола не отпустил ему грехи перед смертью, вряд ли это правда, но неистовый монах-политик не любил почти всех представленных в Мюнхене авторов.

Основатель же Пинакотеки Людвиг I Баварский слыл италофилом, благодаря ему в Мюнхене появились две трети богатейшего ренессансного собрания. Но когда его агент прислал предложение купить «Венеру» Боттичелли, тот отказался: короля-мецената интересовало религиозное искусство. Теперь выставка «Флоренция и ее художники» хоть и на время, но исправит его ошибку.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
700