Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
6423.04.2019 15:45
< >
Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов
Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов

«МК» узнал, что не так с авторским правом в России

Участники арт-рынка все чаще отказываются работать с современными художниками и авторами, скончавшимися менее 70 лет назад. Речь не только об аукционных и частных продажах, но и о публикациях в книгах, каталогах и журналах. Все потому, что в России непросто исполнять законы, регулирующие авторские отчисления художникам или их наследникам — право следования и исключительное право. Галеристы и музейщики нарываются на многомиллионные штрафы и судебные разбирательства с ассоциацией правообладателей (УПРАВИС). Да и художники от такой ситуации не в восторге.

В 2006 году в Гражданском кодексе РФ появились две новые статьи - 1293 (право следования) и 1229 (исключительное право). А в 2008-м была создана Ассоциация правообладателей по защите и управлению авторскими правами в сфере искусства (УПРАВИС), которой доверили следить за исполнением этих статей ГК РФ. Поначалу все было неплохо. Участники арт-рынка приняли новые законы как данность. За рубежом работают подобные организации правоохранителей. Аукционисты и галеристы с ними уже привыкли работать, когда дело касается зарубежных художников, нормально, что в России появилась своя. Для художников же нововведение стало настоящим триумфом. «Многие живут в бедности. Когда на публикацию работы стали спрашивать разрешение, они уже были счастливы. Большинству это дало надежду, что от своих бескорыстных трудов они, или их дети или внуки, когда-нибудь получат награду», - вспоминает вице-президент Творческого союза художников России, художник Мария Наймушина. Но потом что-то пошло не так. На музеи, галереи, аукционные дома и даже искусствоведов посыпались письма с требованием выплатить авторские вознаграждения, угрозы судов и еще более строгих штрафов… Никто не спорит с буквой закона, но все в недоумении от механизма его реализации. Собственно, о чем эти статьи? Что они дают художникам и к чему обязывают тех, кто на них зарабатывает в том или ином виде?

Строгий закон виноватых творит

Сначала о праве следования. В международном законодательстве его еще называют «правом долевого участия». Суть в том, что автор должен получать процент от каждой перепродажи своего произведения. Право - неотчуждаемое. То есть от него нельзя отказаться. В международном праве оно не работает, если сделка заключена без посредника. Если же продажа произведения осуществляется через аукционный дом, художественный салон или магазин, то автор (или наследник) получает процент. Право следования во многих странах, в том числе в России, действует 70 лет после смерти автора. Есть, впрочем, исключения: в Британии оно распространяется только на живых.

Процент отчислений законодательство каждой страны устанавливает само. Он может быть фиксированный, как во Франции (3%), или варьироваться в зависимости от суммы сделки - чем дороже произведение, тем ниже авторское вознаграждение. В России процент вариативный: от 5% (при цене работы до 100 тыс. рублей) до 0,25% (если стоимость выше 17,5 млн руб.).

В начале 2018-го Владимир Путин утвердил поправки к статье 1293 Гражданского кодекса РФ (в июне они вступили в силу). Если раньше под действие закона попадали только сделки, совершенные при участии посредника (и, по сути, распространялись только на аукционные дома), то теперь любой участник сделки (кроме физлиц), должен предоставить сведения о продаже произведения искусства.

Сама по себе идея здравая - вывести арт-рынок из тени, узаконить сделки с произведениями искусства, ценить работу автора не только аплодисментами, но и финансово (художник не должен быть голодным!). В десятках стран работают подобные законы и организации-исполнители. Но в России же исполнение закона сопряжено с массой трудностей. Почему?

Чтобы понять, обратимся к международному опыту. Возьмем, например, Германию. Там с 1968 года работает немецкое общество защиты авторских прав в искусстве VG Bild-Kunst. Как там построена система уплаты права следования? Все гуманно и медленно. Раз в год, примерно в марте, VG Bild-Kuns рассылает письма-формуляры всем галереям и аукционным домам (информацию берут из Торгового регистра). В этом формуляре нужно указать все продажи предметов, подпадающих под право следования за прошлый год, и рассчитать сумму (4% от цены молотка или выплаты поставщику, комиссия галереи или аукционного дома не облагается, с суммы выше 400 евро и до 50 000, потом сумма уменьшается) и отослать организации. Она проверяет, действительно ли продажа подпадает под это право, и выставляет счет. К тому же, можно стать членом общества и получить 10% скидки на авторские выплаты. А еще VG Bild-Kunst на конкурсной основе финансирует проекты в области искусства.

Что у нас? Каждую работу надо согласовывать заранее или сразу после продажи. На сайте любого общества правоохранителей есть реестр, где можно проверить - подпадает тот или иной автор или художник «по возрасту» под право следования, есть ли у уже почившего художника наследники, которым нужно делать отчисление. Однако на сайте УПРАВИС список, похоже, не полный, так что плательщикам приходится «вручную» проверять каждого художника - то есть писать в ассоциацию письма. Участники арт-рынка жалуются, что для этого приходится нанимать дополнительную штатную единицу. А в нынешние кризисные времена многим это не по карману.

И еще казус. Согласно схеме, опубликованной на сайте УПРАВИС, для осуществления права следования нужно идти по следующей инструкции. Шаг 1: продавец или посредник, коим может выступать аукционный дом, галерея, художественный салон или магазин, должен предоставить УПРАВИС информацию о цене перепродажи и продавце. О цене - понятно, а вот о продавце… На этом этапе начинаются проблемы. Дело в том, что любой аукционный дом обязан сохранять в тайне информацию о продавце и покупателе произведения, если те сами не пожелают раскрыть ее. Включая имя. Это обычно прописано в соглашении сторон, такое право подтверждается законодательно - статья 7 ФЗ-152 (Конфиденциальность персональных данных). Какой из законов соблюдать посреднику?

«Это банальный рэкет»

Теперь об исключительном праве - с ним все еще сложнее.

Оно распространяется на любой результат интеллектуальной деятельности. Правообладатель может разрешать или запрещать другим лицам использовать эти результаты. Право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти. То есть нельзя просто так опубликовать репродукцию картины художника, нужно спросить у него (или наследника) - а можно? Конечно же, в письменной форме - автор (или наследник) должен подписать договор. Допустим, репродукция публикуется в книге, на буклете, на открытке, которые продаются. Автор должен получить за использование в коммерческих целях его работы свою копеечку. Вроде все хорошо и правильно. Но на практике возник вот какой казус…

…В сентябре прошлого года в Музее архитектуры им. Щусева (МА) открылась выставка «Александр Дейнека. Контуры глобальной эпохи». В выставочном зале была интерактивная витрина, где можно было посмотреть рисунки художника. Материалы МА предоставила Третьяковская галерея, работы входят в состав музейного фонда РФ. Рисунки воспроизведены в каталоге, в буклете, на баннере. Полученное МА в октябре письмо из ассоциации правообладателей стало для него полной неожиданностью. Выяснилось, что наследники Дейнеки обратились в УПРАВИС с заявлением об использовании изображений с нарушением исключительного авторского права. Музею выставлен счет на 261,950 руб. В случае отказа музею надлежит выплатить пени, УПРАВИС обратится в суд. И тогда уже МА придется отдавать по 10 тысяч рублей за неправомерное использование каждого произведения, а еще и понести все судебные расходы.

Сказать, что музейщики были в шоке - ничего не сказать. Они и подумать не могли, что показывая и публикуя работы из музейного фонда РФ, нарвутся на штраф. Вопрос всплыл на «круглом столе» по авторским правам в ЦДХ, который состоял в декабре. Тогда руководитель отдела по работе с плательщиками УПРАВИС Алексей Кисточкин разъяснил музейщикам: «Мы часто сталкиваемся с непониманием издательствами и руководством музеев норм действия ГК и закона о музеях. Это разные вещи! Закон о музеях трактует порядок оборота музейных ценностей. В статье 1291 ГК (об исключительном праве) прописано, что собственник оригинала произведения искусства вправе публиковать его в каталогах и изданиях, посвященных своей коллекции. Своей коллекции!»

Далее последовала непереводимая игра словами. Трактовками законов и смыслами. «Ваша трактовка понятия «коллекции» спекулятивна, слишком вольная. Выставки - это повседневная деятельность музея. Любой музей взимает плату за билеты», - выкрикнул кто-то из зала.

Другие музеи к нам обращаются и все нормально - это Третьяковская галерея, Пушкинский музей, «Гараж», Музей толерантности… Выставка Ларионова, например, очищена», - парировал Кисточкин.

Мы попросили ГТГ прокомментировать ситуацию с рисунками Дейнеки, и вот что нам ответили: «Третьяковская галерея действительно выдавала Музею архитектуры им. Щусева на выставку «Александр Дейнека. Контуры глобальной эпохи» произведения А.Дейнеки. Исключительными правами на данные произведения Третьяковская галерея не обладает. О нарушении Музеем архитектуры им. Щусева чьих-либо прав нам не известно». Заодно мы поинтересовались в музее насчет «очищенного» Ларионова и о сотрудничестве с ассоциацией правоохранителей. «Между нами и РАО в лице агента УПРАВИС действительно заключен договор на воспроизведение и распространение произведений М.Ларионова в альбоме «Михаил Ларионов». Права мы покупаем только на те произведения М.Ларионова, которые не из нашей коллекции», - лаконично ответила «МК» юридическая служба музея.

Вопрос с рисунками Дейнеки повис в воздухе и до сих пор не решен.

- Недавно мы в очередной раз обменялись письмами, - констатировала ситуацию директор МА Елизавета Лихачева. - Вещи, которые мы представляли, во-первых, не принадлежат Музею архитектуры, во-вторых, их владелец предоставил все свидетельства того, что вещи были куплены легально в рамках договора купли-продажи непосредственно у семьи Ларионова. Они покупались до введения поправок в закон об авторском праве, никому даже в голову не приходило заключать подобного рода договора. Позиция УПРАВИСа: все наследие Дейнеки подлежит охране авторским правом. Наша позиция другая. Мы считаем, что есть исчерпывающий список того, что защищено авторским правом, и он прилагается к авторскому свидетельству. Вещей, которые были представлены на выставке, в этом списке быть не может, потому что они ушли из семьи до того, как этот закон был принят. Авторские свидетельства выдавались после смерти не только Дейнеки, но и его вдовы.

- Какова ваша позиция в общем в отношении закона об авторском праве и действий УПРАВИС?

- Если УПРАВИС все-таки настоит на своем, то 90% советского наследия будет просто заморожено. Никто не будет его ни публиковать, ни выставлять. УПРАВИС сначала предъявил претензии на сувенирку, потом на каталог - а это издание, которое публикуется не для зарабатывания денег, а является частью выставочного процесса. Это, если хотите, выставка на бумаге. А дальше они захотят деньги за экспонирование. УПРАВИС пытается действовать в стиле 90-х годов. Это банальный рэкет! Они пытаются обложить музеи данью. Это приведет к тому, что богатые музеи еще смогут как-то справиться, а бедные музеи просто уберут советские фонды из экспозиции и научного оборота. Вот смотрите. Стоимость издания каталога выставки «АВАНГАРД-СТРОЙ. Архитектурный ритм Революции», к которой сейчас тоже предъявили претензии, - миллион рублей. Мы должны были бы заплатить полмиллиона УПРАВИС за очистку прав по их расценкам. Если бы я знала, то сняла и выставку, и каталог. Суть наших претензий проста: не определен предмет авторского права, не ясны личности правообладателей. УПРАВИС не хочет создать «правила игры». Они просто наезжают и пытаются получить судебную практику. Но я не сдамся! Если надо, я дойду до Верховного суда! Платить не буду!

Музей архитектуры можно понять: речь идет о существенных суммах (итого за две выставки: 261 тыс. руб + 500 тыс. руб.), которые государственному музею не потянуть.

Что уж говорить о четырех миллионах - на такой штраф налетело издательство «Наше искусство» за публикацию альбома акварелей и театральных эскизов «Радостный труженик» Александра Бенуа (не считая госпошлины в 43,5 тыс. руб.). Только по факту в издательстве узнали, что интересы Александра Бенуа, который является членом французского общества по коллективному управлению правами ADAGP, в России представляет УПРАВИС. Российское авторское общество (РАО), под началом которого работает ассоциация правоохранителей, заключило договор с ADAGP и теперь представляет его членов на территории РФ. Однако в реестре авторов РАО и УПРАВИС Бенуа не гуглится. Се ля ви. Теперь вопрос решается через суд. От издательства требуют не только выплаты штрафа, но уничтожения тиража.

«Доспехи оставлять за дверью»

А что же сами художники? Ведь на защиту их интересов направлена деятельность УПРАВИС.

- Если раньше, в советское время, было престижно быть художником и их продвижением занималось государство, то сейчас это заслуга маленькой горстки энтузиастов. 25 человек в России. Для сравнения: в Лондоне - около 1400 галерей. Мы считаем публикацию хоть какого-то имиджа современного искусства достижением. В начале деятельности УПРАВИС случился один крупный скандал: ГЦСИ провел выставку и опубликовал каталог. УПРАВИС выписал колоссальные штрафы, тогда вроде скандал был замят. По секрету скажу, что многие художники сами бы доплатили, чтобы такому каталогу быть, - рассказывает Мария Наймушина, вице-президент Творческого союза художников России, в котором состоит более 15 тысяч художников и более 2000 наследников авторов, которых уже нет в живых.

После той истории все сильно перепугались и стали в каталогах указывать авторов, а в серьезных проектах подписывать договоры со всеми художниками, которые дают права на публикацию Союзу художников.

- Скандал с ГЦСИ мало навредил, иной раз современное искусство идет в ногу со скандалом, чтобы общество осознало, что оно есть. Но в консервативном музейном сообществе, нам кажется, это переходит все границы, - добавила представитель ТСХ и привела пример. - Работы президента нашего союза, заслуженного художника, члена академии художеств Константина Худякова часто цитируются. Он уже часть истории искусств. Ему звонят взволнованные кандидаты искусствоведения и рассказывают: я опубликовал вашу картинку в нашем философском журнале, и пришла страшная бумага из УПРАВИС! Теперь Худяков собирается отозвать свои права из управления ассоциацией. Правда, это весьма утомительная процедура. Мы, художники, не хотим, чтобы искусство стало похоже на бухгалтерию или уголовное право. Мы бы хотели, чтобы искусство осталось искусством. Проблему с музеем или галереей надо решать деликатно, корректно, доспехи оставлять за дверью.

Кстати, 10 авторов уже потрудились изъять свои права из управления УПРАВИС. Среди них Юрий Альберт. Мы поинтересовались у художника, почему он это сделал.

- Самый простой ответ: без них проще и быстрее. Все мои немногочисленные продажи с аукционов в России легко отследить и связаться с аукционом непосредственно. Мне пару раз за десять лет понадобилось получить проценты с аукциона. Суммы в районе 100-300 долларов. Для меня нелишние, но для этой конторы - копейки. Недавно как раз мне позвонили с предложением отдать. Я про этот (аукцион. - М.М. ) вообще не знал, - сказал Юрий «МК».

Действительно, многим художникам проще самостоятельно распоряжаться своими авторскими права. Так, художник Дмитрий Шорин некогда продал исключительные права на картину «Пулково не принимает» (2008 г.) музею Эрарта, а в 2016 году написал и выставил на продажу работу с аналогичным сюжетом. Музей предъявил претензии к художнику и потребовал 500 тыс. руб. за нарушение авторских прав. Последовали судебные разбирательства, где Шорин вышел победителем (музей собирается обжаловать решение). Не будем углубляться в суть конфликта, важнее другое - художнику было проще самостоятельно разобраться со своими правами без привлечения УПРАВИС.

Что в сухом остатке? Возмущение вокруг авторского права в отношении художников в России зреет давно. Закон есть закон, его нужно исполнять, но люди не вразумели как. Значит, что-то не так. Кому-то сверху пора задуматься, как наладить механизм исполнения закона. Составить реестры, установить сроки, отрегулировать «тарифы» - навести порядок. Иначе закон будет иметь обратный эффект. Он не выведет арт-рынок из «серой зоны», а, наоборот, парализует официальные продажи и выставки. Люди начнут торговать искусством, подпадающим под действие 1293 и 1229 статей ГК РФ, из-под полы. Приватно. Ведь сделки между физлицами не попадают под действие закона. А галеристы уйдут с рынка: перестанут заниматься художниками, которые скончались меньше 70 лет назад. Это уже происходит. Искусствоведы будут бояться публиковать изображения работ художников. Музеи перестанут выставлять произведения, которые подпадают под действие закона. А сами авторы так и помрут безвестными, а их потомкам придется подождать пару десятков лет и чуда, благодаря которому откроется гений дедушки.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Недавно ситуацию с авторским правом в России обсудили в «Манеже» на юридическом форуме, организованном Международной конфедерацией антикваров и арт-дилеров (МКААД). Модератор форума, адвокат МКААД Станислав Бахолдин подвел для «МК» итоги: «Возможно, для ныне действующего ОКУПа (Общество по коллективному управлению правами), в условиях, когда правоприменительная практика пока не сложилась, суд - наиболее эффективный способ разрешить существующие противоречия. Деятельность УПРАВИС существенно снижает активность бизнес-процессов, в которых участвуют не только частные галереи, но и государственные музеи. Поэтому мы предлагаем пакет мер по доработке существующего законодательства в этой сфере:

- законодательно закрепить обязанность выплаты авторского вознаграждения по праву следования (т.е. авторского вознаграждения в случае повторной продажи предмета искусства) на покупателя произведения искусства. Причем, таким образом, чтобы сбор добавлялся к сумме сделки без дополнительных комиссий и налоговых обременений;

- часто на аукционах букинистика, мелкая графика, открытки, работы современных авторов и проч., продаются по низким ценам - 300-500 руб., например. В этом случае расходы на обслуживание выплаты сбора превышают размер этого сбора. Поэтому мы бы предложили установить законодательно минимальный порог продажи произведения искусства для уплаты вознаграждения по праву следования;

- та практика, которая сейчас вырабатывается, является новой для художественного рынка России. Рынок искусства является более сложным, чем рынок потребительских товаров, например. Существует специфика, очевидная для профессионалов, но непонятная для стороннего наблюдателя. Для формирования работающей системы по сбору авторских отчислений, мы считаем важным ввести в наблюдательный совет ОКУП (Общество по коллективному управлению правами) в лице УПРАВИС в качестве членов представителей профессионального рынка;

- в настоящее время галеристы часто получают требования по выплатам по праву следования по продажам работ художников, у которых нет наследников, что является известным фактом. Полагаем, что следует предусмотреть освобождение от уплаты вознаграждения по праву следования в отношении художников, у которых нет наследников;

- мы знаем прецеденты судебных разбирательств, связанных с изданием каталогов художников. Полагаем, что этот труд, как правило, некоммерческий, является зачастую исследованием творчества художника, популяризацией его достояния и национальной культуры в целом, выполняющий, в том числе, образовательную функцию. В этой связи целесообразно освободить от уплаты авторского вознаграждения при издании каталогов произведений искусства, в том числе, когда организаторами издания являются музеи, галереи, аукционные дома;

- учитывая большое количество вопросов, возникающих у профессионального сообщества, а также практических сложностей в реализации действующего законодательства, полагаем необходимым предусмотреть создание рабочей группы с участием заинтересованных лиц по совершенствованию механизма взаимодействия членов профессионального рынка, художников с ОКУП».

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
670