Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
6217.06.2019 22:45
< >
«Пепел» в алмазах
«Пепел» в алмазах

16 июня в Воронеже закончился самый известный российский региональный фестиваль искусств. Как и в прежние годы, его афиша включала события во всех видах искусств. Чем этот фестиваль отличался от предыдущих, задумалась Алла Шендерова

Фестиваля в этом году могло не быть — осенью прошлого года его будущее, как и работа его худрука — режиссера Михаила Бычкова, обсуждалось новой губернской администрацией и департаментом культуры. А еще раньше, прошлым летом, вместо отклика на роскошную программу VIII фестиваля, появились письма общественности, которой якобы навязали чуждые ценности, и письма поддержки — в ответ. В итоге Платоновский фестиваль уцелел, его создатель Бычков тоже остался на месте, но программа претерпела некоторые изменения. В ней в этом году все спокойнее, чем бывало. И в то же время не каждый год случаются такие события, как «100% Воронеж» швейцарской группы Rimini Protokoll — настоящее социологическое исследование в форме спектакля (причем Воронеж стал первым в России городом, в котором швейцарцы его провели, подробнее о спектакле — в “Ъ” от 13 июня 2018 года ).

Тем не менее нынешняя программа фестиваля, который закрылся в воскресенье грандиозным концертом (350 музыкантов под управлением Владимира Вербицкого исполнили «Песни Гурре» Арнольда Шёнберга, прежде звучавшие в России только дважды), могла бы украсить любой российский и даже европейский город. Другое дело, что в театральной части программы на этот раз доминирует традиционный драматический театр.

Хотя фестиваль держит марку: традицию представляет МДТ — Театр Европы с новой версией легендарных «Братьев и сестер» Льва Додина, Миндаугас Карбаускис с поставленным в Маяковке «Русским романом» И «Вано и Нико» — спектакль 81-летнего Роберта Стуруа (Театр имени Руставели приехал в Воронеж из Москвы, с Чеховского фестиваля, а до этого не был в России 12 лет).

«Вано и Нико» — «амаркордная» ностальгическая притча, спектакль большого мастера, который в 1980-е годы перевернул все представления о шекспировских трагедиях, первым поставив «Ричарда III» как трагифарс.

Кроме него за «традицию» на фестивале отвечали вещи еще более новаторские. Например, «Река Потудань» Сергея Чехова, поставленная около года назад в Псковской драме и мгновенно выведшая театр из спячки. В спектакле по рассказу Андрея Платонова душевное состояние героев выражается не только через авторский текст, но и через пластику, причем пластика, придуманная молодой Илоной Гончар, удивительно соответствует вздыбленному, шершавому языку писателя.

В фестивальную программу была включена и «Кабала святош» самого Михаила Бычкова. И, судя по всему, это один из самых ярких спектаклей худрука и создателя Воронежского камерного — театра, уже почти 25 лет (юбилей отметят через пару дней) остающегося одним из самых интересных в России.

Отдав дань традиции, Платоновский фестиваль продолжил то, чем он занимается со дня основания: заманивать в свои сети зрителей, не только не слышавших про споры вокруг традиции и авангарда, но и вообще обходивших театр стороной. Спектакль «VR I» швейцарской компании Жиля Жобена и Artanim — это танец в виртуальной реальности, в которую погружаются сами зрители. Каждому выдают очки, рюкзак с оборудованием и датчики на руки и на ноги. Программка утверждает, что спектакль длится 20 минут, но кажется, что на освоение виртуальной реальности времени уходит куда больше. В пустыне, среди великанов, норовивших то потанцевать над нашими головами, то переселить нас в какой-то таинственный дом, где виртуальные танцоры мелькают среди настоящих, проходя их насквозь. В общем, лучшего варианта масскульта, приобщающего нового зрителя к современному искусству, не придумать.

Совсем далек от масскульта изысканный спектакль «Ash. Пепел» французского хореографа, создателя «Компании 111» Орельена Бори. На этот раз он работал для Шанталы Шивалингаппы — самой известной в мире исполнительницы индийских танцев, сотрудничавшей со многими, от Пины Бауш и Бежара до Сиди Ларби Шеркауи. Кроме нее в спектакле еще два действующих лица: потрясающий перкуссионист Лоик Шильд и огромная серая стена пепла — занавес, придуманный самим Бори, оказывается таким же живым и пластичным, как тело танцовщицы. Полтора часа танцующий пепел гипнотизировал зал Воронежского театра имени Кольцова, и публика не просто затихала — она не дышала. Воронежские зрители вообще оказались очень чутки к настоящему искусству. Хотя, говорят старожилы, еще десять лет назад, тут такое и представить было невозможно. Ну конечно: Платоновскому фестивалю искусств пока девять.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
720