Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
4218.11.2018 23:27
< >
Сетевая зависимость
Сетевая зависимость

Почему дорожает интернет и скоро ли россияне дождутся мобильной связи нового поколения

Для абонентов «Ростелекома» ноябрь начался с повышения абонентской платы за интернет. Не намного — в среднем по стране на 5–7 процентов, иначе говоря, на 20–30 рублей. Возмущение же в соцсетях вызвал тот факт, что речь идет об индексации так называемых архивных тарифов, то есть об одностороннем изменении условий давно заключенных договоров. К слову, «Ростелеком» решился на такой шаг далеко не из первых: практически все операторы связи в том или ином виде уже подняли расценки. И все, как говорят, не от хорошей жизни: на такой шаг их обрекли действия властей — «закон Яровой» и решение повысить НДС до 20 процентов с 1 января. В условиях кризиса и санкций источник для выполнений решений власти один — карман обывателя.

По закону

Сегодня сложно назвать товар или услугу, которая бы не подорожала в последнее время. И в качестве причины, как правило, называется падение курса рубля (с начала года аж на 14 процентов) и предстоящее повышение НДС. Понятно, что в ноябре, в преддверии окончания срока уплаты налогов, чувство финансовой незащищенности резко возросло, а потому и реакция на повышение интернет-тарифов в какой-то степени оказалось излишне острой. К тому же уж кто-кто, а игроки телекоммуникационного рынка и эксперты не молчали, когда Госдума принимала «закон Яровой». Они во всеуслышание предупреждали об экономических последствиях такого решения: например, МТС оценил предстоящие расходы на реализацию закона в 60 млрд рублей за пять лет, «Вымпелком» — в 45 млрд, а «МегаФон» — в 40 млрд. Большая часть этих средств — закупка оборудования для хранения информации. Ведь с 1 июля 2018 года операторы обязаны в течение полугода хранить переговоры и текстовые сообщения пользователей, а в течение месяца — интернет-сообщения. Далее в ближайшие пять лет они должны ежегодно увеличивать емкость хранилищ таких данных на 15 процентов. Но откуда взять миллиарды, когда западные кредиты недоступны из-за санкций, а в отчизне денег, кроме как в бюджете и госкомпаниях, нет?

Вот тарифы на доступ в интернет и начали расти еще с лета прошлого года. Каждый из операторов действует исходя из своих расчетов вероятных затрат и потерь: кто-то повысил расценки еще прошлой осенью, кто-то этим летом или сейчас, а кто-то планирует сделать это в нынешнем декабре или даже в январе 2019 года.

Размер повышения тоже различается, как и способы достижения цели. Операторы начали с того, что обновили линейку своих интернет-продуктов, предложив новые пакеты услуг — неограниченные по трафику, с более высокой скоростью и т.п., которые, конечно, были дороже уже существовавших на тот момент тарифов. И потихоньку низкоскоростные тарифы из числа так называемых бюджетных стали исчезать из тарифных сеток операторов. Специалисты «ТМТ консалтинг» подсчитали, что если еще весной — летом 2017 года минимальный интернет-тариф обходился в 300 рублей в месяц, то с осени прошлого года он плавно переместился на отметку в 400 рублей. При этом такой показатель, как средний месячный счет за интернет-услуги (ARPU) — эдакая «средняя температура по больнице»,— вырос до 345 рублей (в 2016-м он был равен 338 рублям), а по итогам 6 месяцев этого года — уже 347 рублей.

Эксперты и СМИ тогда наперебой советовали россиянам не менять тарифы даже на самые заманчивые новинки, в противном случае денежный проигрыш неминуем. Совет был услышан, но это помогало недолго: с весны — лета этого года операторы стали повышать расценки и на архивные тарифы. Ведь к затратам на реализацию «закона Яровой» добавились еще и потери от падения курса рубля, и от введения повышенной ставки НДС.

Благая весть

Как пояснила «Огоньку» аналитик «ТМТ консалтинга» Ирина Якименко, в целом операторы актуализируют тарифные линейки за счет увеличения скоростей и повышения стоимости, однако и практика увеличения стоимости архивных тарифов также встречается (иногда повышение также сопровождается увеличением скорости). Ранее в этом году увеличение стоимости отдельных архивных тарифных планов уже проводила, например, МГТС. Как правило, по словам Якименко, в рамках договора оператор имеет право менять стоимость услуг, сообщив об этом на официальном сайте за 10 дней до введения в действие новых тарифов.

А по словам гендиректора агентства Telecom Daily Дениса Кускова, повышение цен на архивные тарифы произошло уже в нескольких частях страны, включая Поволжье, Урал и некоторые регионы Северо-Западного округа. Но большинство опрошенных Telecom Daily операторов готовы поднять тарифы на интернет в конце этого года — начале следующего. Так что «Ростелеком» — не первая и не последняя ласточка. Например, еще раньше стоимость отдельных тарифов выросла на 10 процентов у «Эр-телеком холдинга» (12 процентов рынка), аналогичные действия, но еще 1 июня, предпринял «Дом.ru» (10 процентов рынка). Кстати, минувшим летом услуги многих интернет-провайдеров подорожали в среднем на 8–10 процентов. И процесс только начат...

Впрочем, благодаря тому, что телекоммуникационный рынок — один из самых либеральных в стране, рост тарифов здесь все же ограничивает конкуренция. Так, например, «ВымпелКом», несмотря ни на что, решил не отказываться от предложения «Все в одном», в рамках которого не взимается плата за услуги фиксированной связи. Да и «Ростелеком» пока оставил доступные низкоскоростные тарифы, хотя и предлагает подключенным по «оптике» абонентам все более и более высокие скорости. Отдельные операторы периодически проводят и различные акции для привлечения абонентов (например, «год интернета за 1 рубль» от «ТрансТелеКома» (ТТК)). Словом, сохранение высокой конкуренции на телекоммуникационном рынке — единственная надежда на то, что рост цен на доступ в интернет окажется умеренным.

Не корысти ради

Эксперты отмечают еще и совпадение двух тенденций. С одной стороны, эволюция на телекоммуникационном рынке, вызванная активной трансформацией потребительского спроса. Речь о том, что россияне чем дальше, тем больше предпочитают мобильный интернет фиксированному. Соотношение на сегодняшний день уже составляет 4 к 1, то есть число пользователей мобильного интернета почти в 4 раза больше, чем стационарного. На операторов фиксированной связи в этом случае играет тот факт, что в числе их абонентов — юридические лица, расценки для которых в разы выше, чем для физлиц. Как пояснил «Огоньку» один из столичных предпринимателей, не все компании могут оформить договор на предоставление интернет-услуг на частное лицо, в бизнес-центрах такое в принципе невозможно, там, как правило, еще и отсутствует конкуренция среди операторов, поскольку владельцы офисных зданий заключают договоры с парой операторов и, как говорится, «посторонним вход воспрещен». Вот и получается, что если для обывателя подключение к фиксированному интернету стоит в столице в среднем 400–500 рублей, то для компании это удовольствие обойдется уже минимум в 10–12 тысяч.

Впрочем, нельзя сказать, что мобильные операторы чувствуют себя многим лучше — у них падает доходность по предоставлению услуг телефонной связи. Например, с 1 сентября они были обязаны отказаться по требованию ФАС от внутрироссийского роуминга, а ведь только на нем операторы сотовой связи заработали, например, в 2016 году 35 млрд рублей. Но выпадение этих доходов — не единственная потеря. Самую большую брешь в доходах операторов пробивает стремление россиян использовать для звонков мессенджеры и интернет-приложения. Впрочем, это общемировая тенденция — переход на IP-телефонию.

Выпадающие доходы компании телекоммуникационного рынка могли бы быть скомпенсированы ростом абонентской базы, но вот незадача — и этого не происходит! Хотя потенциал теоретически есть: по данным Росстата за 2017 год, 16,3 процента населения России в возрасте 15–74 лет никогда не пользовались интернетом. Но «окучить» эти проценты никак не получается: статистика показывает, что число подписчиков фиксированного и мобильного широкополосного доступа к интернету (ШПД) за 2017 год увеличилось на 13 и 12 процентов соответственно, а объем трафика — на 23 и 84 процента. Но вот спрос на услуги телефонной связи продолжает падать, а доходы операторов формируются из обоих источников. Как следует из доклада НИУ ВШЭ, «в 2017 году впервые не наблюдался прироста числа абонентов мобильной радиотелефонной связи — 99,2 процента к 2016 году», понятно, что и доходы мобильных операторов сократились на 10,7 процента.

При этом, как пояснила «Огоньку» главный эксперт Центра статистики и мониторинга информационного общества ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Галина Ковалева, по частоте выхода в интернет российская аудитория — одна из самых многочисленных: 60,6 процента россиян в возрасте 15–74 лет используют интернет практически каждый день, а 13,5 процента выходят в него хотя бы раз в неделю. То есть спрос есть. Другое дело, что для его развития требуется изменить качество представляемых услуг.

По словам директора Центра статистики и мониторинга информационного общества ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Гульнары Абдрахмановой, «развитие инфраструктуры цифровой среды, в том числе высокоскоростных телекоммуникационных сетей последних поколений, остается ключевым фактором цифрового развития, обеспечивающим беспрепятственное движение неограниченного объема данных, внедрение сквозных цифровых платформ и технологий». Иными словами, у части россиян, по меньшей мере у жителей мегаполисов, давно оформился запрос на более совершенные виды интернет-связи, превышающие существующие по скоростям и трафику.

Но когда на Западе уже проводятся испытания отдельных элементов пятого поколения мобильной связи (5G), в России правительство отложило внедрение нового стандарта на «после 2022 года». В 2019 году обещают утвердить разве что концепцию развития интернет-сетей. Хотя, напомним, еще пару лет назад планы были грандиозными — к 2020 году 5G должна была заработать, по меньшей мере, в городах-миллионниках. Но, по словам вице-премьера Максима Акимова, на 5G еще должен «созреть коммерческий запрос внутри экономики». Среди потребителей, как уже было сказано, таковой имеется. Да и статистика подтверждает, что нынешние интернет-скорости оставляют желать лучшего: каждый четвертый абонент фиксированного широкополосного доступа в интернет использует сеть с максимальной скоростью подключения менее 10 Мбит/с, около 60 процентов — от 10 до 100 Мбит/с и только 16 процентов имеют скорость выше 100 Мбит/с. Но зато число последних в расчете на 100 человек населения дает цифру в 3,4 абонента, что сопоставимо с уровнем Великобритании (3,4) и Чехии (3,3), а Германию (2,7) и Австрию (1) даже опережает. И можно было бы еще продвинуться вперед по этой шкале, приблизившись к лидеру — Корее (30,7), или выйти хотя бы на уровень Швеции (17,1), но для этого нужны деньги на модернизацию и техническое переоснащение отрасли. Но их нет! Отрасль не в убытке: ее валовая добавленная стоимость по итогам 2017 года была оценена Росстатом в 949 млрд рублей, но изрядная доля доходов уходит теперь на реализацию «закона Яровой», покрытие издержек в преддверии повышения НДС и от роста курса доллара. А для тотального технического переоснащения отрасли под стандарт 5G требуются дополнительные миллиарды, коих взять пока негде. В карманах большинства россиян сейчас уже тоже ветер посвистывает...

Светлана Сухова

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме