Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
5021.02.2018 21:27
< >
«Взятки берут даже дети». Репортаж из самой коррумпированной страны СНГ
«Взятки берут даже дети». Репортаж из самой коррумпированной страны СНГ

В Самарканде на площади Регистан и в Бухаре во дворце эмира, если вокруг нет народа, туристу шёпотом обязательно предложат купить билет в музей за полцены. Если согласитесь, купон не дадут - разница осядет в кармане кассира. «Охрана тоже в доле, - скажут вам. - Не беспокойтесь, проблем не будет». На ташкентском базаре Чорсу валютчики меняют российские рубли (обмен с рук строжайше запрещён) прямо рядом со скучающими милиционерами. «Арестуют? О чём ты, брат? Им тоже кушать надо, они у нас давно прикормлены». Гаишник, остановив на трассе моего таксиста, открыто и громко ведёт с ним торг - и в конце концов удовлетворяется суммой, равной 500 российским рублям. Только побывав в Узбекистане, понимаешь, почему эта страна по уровню борьбы со взятками стоит ниже всех (!) республик бывшего СССР. Согласно рейтингу «восприятия коррупции» организации Transparency International, Узбекистан находится на 156-м месте - рядом с Бурунди и Конго (Россия - на 131-м месте). То, что творится у нас с нечистыми на руку чиновниками, по сравнению с ними детский сад.

Подкупили курагой

- Это вы ещё крупные вещи не ходили покупать, - смеётся ташкентский бизнесмен Александр Керимбаев - Пластиковые карточки у продавцов не в ходу, предпочитают живые деньги. В банке, если приобретаете автомобиль или что-то из крупной бытовой техники (оборудовать кухню), вам скажут: наличных средств в кассе нет и неизвестно, когда будут. И банковские работники милым голосом тут же предложат доплатить «за обналичку» - как правило, 20% от стоимости вашей покупки. На заправочных станциях часто отсутствует бензин, но за взятку в 300-500 российских рублей, разумеется, он найдётся. В аэропорту таможенники постоянно придираются к багажу возвращающихся из РФ «на побывку» к родственникам гастарбайтеров (туристов им трогать запрещено) - это нельзя, то нельзя, норма превышена: дай магарыч, а то не пропустим. Ну и самый близкий пример: мой 10-летний сын учится в школе, и с него недавно потребовал взятку одноклассник, увидев дневник: «Плати доллар, иначе донесу родителям о плохих оценках». Сын сказал, у них такое в классе норма. Короче, коррупция в Узбекистане начинается с пелёнок.

Туристам, между прочим, тоже не всегда везёт. По закону на въезде в Узбекистан надо заносить в декларацию ВСЕ денежные средства до копейки и затем строго хранить документ. Я лично видел, как трясли в аэро­порту девушку из Казани, случайно потерявшую эту бумажку. Она удалилась с таможенником за угол и через минуту вернулась. «Сколько с вас содрали?» - «Тысячу рублей». Тут, пожалуй, как в России в 90-е, только ещё круче. О доходах, которые оседают в карманах крупных госчиновников, ходят достойные фильма ужасов слухи. Например, за выгодный контракт западный концерн должен заплатить сверху 50% от суммы сделки, иначе «нужные люди» бумаги не подпишут. «И ты ещё обязан накрыть хороший стол в дорогом ресторане, угостить коньяком и бараниной хорошего человека, а он потом милостиво подумает», - возмущается британский бизнесмен, уже 15 лет живущий в Самарканде. Стоит вспомнить и некую российскую компанию сотовой связи, наивно отказавшуюся «подмазать» дочь преж­него президента, - вскоре им пришлось закрыть свои офисы в Узбекистане и свернуть бизнес. «Здесь норма жизни - платить за всё, - уверяет меня работник строительной фирмы из РФ в Ташкенте. - Если не даёшь сверху государственным структурам, то либо ты сумасшедший, либо тебе вообще ничего в принципе не надо. Без взяток узбеки не выживают». Жительница кишлака рядом со столицей республики признаётся, что отдала чиновнику ягнёнка, дабы её детей-школьников три года назад освободили от сбора хлопка: «Тут это обязательно, как в советское время „на картошку“. А денег нет. Предложила барашка - ничего, забрали. Они у нас вообще не брезгливые - один раз милиционеру мешок кураги дали, тоже взял».

«Скорая» за барана

- Раньше власти закрывали на подобные вещи глаза, - рассказывает профессор истории из Бухары Шахрух Сейфиев (имя изменено. - ред.). - Существовала такая же практика, как в России при Ельцине Есть популярный анекдот того времени: парень поступает на работу в милицию и не приходит за зарплатой. «Ты почему бабки не получаешь?» - «А ещё и деньги положены?! Я думал, мне выдали пистолет - и крутись как хочешь». В Узбекистане сознательно установили очень низкие зарплаты у милиции, мелких чиновников, докторов и учителей с явным предположением: основное они сами доберут с населения. Чего там курага, я знал милиционеров, бравших взятки пловом и самсой - слоёными пирожками с бараниной: они просто крышевали кафе, где бесплатно обедали. Мелкую коррупцию вовсю практикуют и в больницах - часто к доктору даже на обычный приём невозможно попасть без денег, а в отдалённые кишлаки скорая к больному не ехала, если заранее не обещали медицинской бригаде барана. Всё стандартно: каждое должностное лицо берёт на своём уровне - большие много, маленькие поменьше, а совсем незначительные не брезгуют и продуктами. Сейчас новая власть пытается исправить ситуацию, ввела возможность пожаловаться на чиновников электронно, объявила о крутых мерах в борьбе с коррупцией. Посмотрим. Чтобы в Узбекистане сменился менталитет, должны быть расстрелы, как в Китае.

Памятник взяточнику

Я в Ташкенте понял одну интересную вещь. Коррупцию искоренить достаточно просто: чиновники перестанут брать, если люди перестанут давать. А такое пока из области фантастики. Я не заметил, чтобы регулярные поборы кого-то возмущали - тут их в большинстве своём воспринимают как должное и искренне удивляются, когда не требуют «хабар» за решение вопроса. «Это у вас в Москве за взятку в десять тысяч рублей при Андропове могли дать пятнашку в тюрьме либо вообще расстрелять, - говорит мне владелец туристического агентства Исламбек - А в Средней Азии лейтенанты ГАИ себе виллы с греческими колоннами, не таясь, строили. Первый секретарь ЦК Узбекской ССР Рашидов умерший в 1983 году, подозревался в краже сотен миллионов долларов: потом союзные власти посадили по обвинению в коррупции почти всё тогдашнее правительство Узбекистана. Сейчас повсюду стоят памятники Рашидову, улицы и проспекты названы его именем. Поэтому-то никто из узбеков не верит в серьёзность битвы со взяточниками».

В аэропорту узбекский таможенник прозрачно намекает, что сейчас будут перерывать чемодан или «можно быстро решить вопрос». «Да пожалуйста», - флегматично говорю я. Сумку долго смотрят, не находят, к чему придраться, и со вздохом пропускают. Узбекистан - хорошая иллюстрация к тому, от чего нам с трудом удалось уйти. Правда, экстаза я не испытываю. В 90-е у нас брали почти все чиновники, но миллионами, а сейчас стали воровать поменьше, зато миллиардами. Надеюсь, наша война с коррупцией будет вестись не на бумаге, иначе мы надолго удержимся на 131‑м месте рейтинга Transparency International. И, если у Узбеки­стана борьба получится, а у нас нет, это будет как-то совсем уж обидно.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме