Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
20428.12.2018 09:03
< >
Правительство с большой ставкой
Правительство с большой ставкой

Новое правительство в мае 2018 года стало большой и обнадеживающей неожиданностью. Несмотря на то что принципиально новых людей в нем не появилось, назначения на ключевые посты авторов наиболее значимых проектов во власти в 2012–2017 годах стали прямой противоположностью общим ожиданиям. Тем не менее внутренних конфликтов в правительстве больше, чем раньше, а сверхбыстрых успехов оно продемонстрировать не успело. Риски невозможности для Белого дома заниматься структурными реформами существуют, и их реализация в 2019 году будет стоить очень дорого, а решение части проблем, напротив, может скорректировать уже очень распространенный скептицизм в отношении возможностей власти.

Видимо, никогда еще ожидания смены кадрового состава Белого дома не были у внешних наблюдателей столь пессимистичны, как в апреле 2018 года. То, что председатель правительства Дмитрий Медведев сохранит свой пост, было, в общем, весьма предсказуемо: с начала 2010-х конструкция, в которой лично господин Медведев занимает в структуре органов власти пост, сходный по полномочиям с вице-президентским, стала уже привычной, поэтому основным вопросом были распределение портфелей вице-премьеров, сохранение поста первого вице-премьера и кадровые назначения.

Не секрет, что первый вице-премьер Игорь Шувалов с 2012 года решал многие вопросы, в линейной структуре обычного правительства являющиеся прерогативой главы правительства, да и сама по себе конструкция экономического блока Белого дома делала этот пост очень весомым.

Прогнозы на формирование нового правительства были весьма осторожными. Сохранение за Игорем Шуваловым своего кресла многие считали обеспеченным, остальные ставки делались на переход из администрации президента в кресло, оставляемое Игорем Шуваловым, помощника президента Андрея Белоусова или же на приход на ту же должность главы ЦСР Алексея Кудрина. И все это были варианты, имеющие проблемы.

Игорь Шувалов на посту первого вице-премьера — это де-факто консервация действующего правительства. Андрей Белоусов в этом кресле — это в любом случае возвращение к полемике о «стимулировании экономического роста», роли РАН в экономполитике и в целом усиление дирижизма. Наконец, Алексей Кудрин как руководитель экономического блока — это просто вызов властным элитам, очень далеко эволюционировавшим от идей экономического прогрессизма ранних 2000-х.

Игорь Шувалов в итоге получил пост, о котором он так давно говорил как о желанном: он возглавил ВЭБ и получил уникальную возможность быть не «переговорщиком об инвестициях», а их участником и организатором: результаты этого раньше 2019–2020 годов не появятся, это долгая работа. Андрей Белоусов остался в администрации президента. Алексей Кудрин стал главой Счетной палаты — уникального по всем параметрам органа власти в РФ, из которого можно сделать на самом деле что угодно, но тоже небыстро. А кресло первого вице-премьера неожиданно (в том числе и для себя) занял министр финансов Антон Силуанов.

Важность этого назначения в первую очередь в том, что глава Минфина вместе со своей командой, а также с главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной и ее первым замом Ксенией Юдаевой — создатели макроэкономической стабилизации после 2014 года. Кроме этого, социальным вице-премьером после Ольги Голодец, которая стала вице-премьером по спорту, стала Татьяна Голикова — постоянный интеллектуальный партнер Минфина в прежнем правительстве, поскольку ее должность главы Счетной палаты в эти годы была во многом, по существу, должностью экономического советника президента. Среди прочих назначений в вице-премьерские кресла — Дмитрий Козак на замену Аркадию Дворковичу, один из создателей проектного офиса в Белом доме Максим Акимов и аграрный вице-премьер Алексей Гордеев. Впервые в Белом доме появилась команда если не единомышленников, то по крайней мере чиновников схожего карьерного бэкграунда, компетентности и сравнимой стилистики. Впрочем, совсем хорошо все не бывает.

Не менее половины глав министерств в правительстве сохранили свои посты, и многие (что является главным секретом Полишинеля 2018 года в правительстве) имеют воззрения на то, чем должны заниматься министерства, отличающиеся от воззрений их руководителей весьма сильно.

Что важно, кампании по быстрой замене на «удобных» министров нет и пока не предвидится, это подчеркнуто лояльное друг к другу правительство, что во многом определяется необходимостью проектной работы по нацпроектам. Это в значительной мере возвращение во времена премьер-министра Михаила Фрадкова, которое было устроено сходно и довольно немалого для того времени добилось.

Главное и самое быстрое свершение правительства в 2018 году — это коррекция пенсионного возраста, вопрос, очень давно откладываемый Белым домом. Он решен практически так, как этого требовала команда Антона Силуанова, и это довольно важный шаг в экономической политике, но довольно большая проблема в собственно политике (см. стр. 4). Вторая история 2018 года для правительства — экстренная адаптация бюджета и нацпроектов друг к другу. Невидимых достижений этого правительства на деле больше, чем видимых, например часть явно проблемных практик Белого дома прошлых лет (в частности, торги за межбюджетные трансферты, позиционная война с военными и силовиками за госрасходы) летом 2018 года вокруг бюджета не чувствовалась. Но быстрых успехов у нового правительства, в сущности, нет, а неудачи, например возникший почти на пустом месте «бензиновый кризис» уже есть, как есть и множество других проблем с госрегулированием Наконец, есть и повышение НДС, которого правительство не хотело и которое спутало ему многие карты.

2019 год для Белого дома в этом смысле станет главным. Успехи правительства, как и отсутствие серьезных проблем, будут очень важны для устойчивости и репутации власти в целом. Но крупные неудачи или большие проблемы для правительства могут быть еще более опасны: если ничего существенного не будет получаться даже у правительства с таким кредитом доверия и историей реальных достижений, следующий кадровый состав Белого дома может быть уже лишь сильно политизированным, а этого в правительстве не видели с 1999 года, со времен премьер-министра Евгения Примакова.

Дмитрий Бутрин

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме