Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
39319.01.2019 11:39
< >
«Это может быть взаимодействие в сфере противодействия санкциям»
«Это может быть взаимодействие в сфере противодействия санкциям»

В Москве на этой неделе с трехдневным визитом побывал президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва. На переговорах с Владимиром Путиным он обсудил укрепление связей между странами и их сотрудничество на международной арене. “Ъ” спросил бизнесменов, финансистов, ученых о том, какой опыт Зимбабве стоит перенять России.

Сергей Ястржембский, режиссер-документалист, бывший помощник президента РФ:

— Россия, в принципе, у Зимбабве не может научиться ничему. Кроме как не влезать в разорительные марксистские эксперименты, но поскольку мы уже не раз влезли, поэтому я и говорю, что нам учиться у них нечему. Мы уже прошли через этот опыт и убедились, что рано или поздно даже марксистские эксперименты, самые кошмарные, заканчиваются в любой стране.

С точки зрения долгосрочного использования дикой природы Зимбабве продвинулось дальше, чем Россия. Я сторонник того, что дикую природу можно сохранить только в том случае, если ее рационально, с применением науки использовать. Не используя дикую природу, вы ее губите, потому что люди начинают пользоваться ею бесплатно, занимаются браконьерством, уничтожая обитателей дикой природы. Может быть, здесь Зимбабве чуть впереди, но не очень далеко от нас.

Марк Рудинштейн, создатель и продюсер кинофестиваля «Кинотавр»:

— Я не так много знаю об этой стране. Говорят, они проводят ежегодный государственный конкурс на звание самого некрасивого мужчины «Мистер урод» с призом в $500. Может, это такая самоирония. Правда, у нас я не стал бы проводить подобный конкурс для мужчин. А вот конкурс под названием «Лучший лох России» вполне мог бы иметь место. Очень мужской конкурс, и, если бы ко мне обратились, я бы мог заняться его организацией и проведением.

Андрей Кочетков, ведущий аналитик компании «Открытие-Брокер»:

— Зимбабве — страна перманентного кризиса в том числе и валютного. Инфляция там достигала чуть ли не миллиарда процентов, и цены менялись по мере обеда, что называется. Недавно страна полностью перешла на использование американского доллара во внутренних расчетах, и единственное, что Россия может получить от Зимбабве, это проекты на разработку каких-либо ископаемых и попутно какой-либо производственной инфраструктуры на территории этого государства. Во всем остальном Зимбабве нам не интересно.

Аслан Абашидзе, заведующий кафедрой международных отношений РУДН:

— России нужно научиться более грамотно и эффективно использовать ресурс в виде студентов из Зимбабве и других африканских государств, обучающихся в нашей стране. Это хорошо умели делать во времена СССР. Кстати, Зимбабве является одним из лидеров в Африке по числу образованных людей, более 90% ее граждан умеют читать и писать. Студенты по возвращении на родину стали бы проводником интересов России в Зимбабве, переживающем сложный переходный период. Сдвиги в этом направлении есть, поскольку Владимир Путин объявил, что в два раза увеличивается прием иностранцев в российские вузы, но нужно принимать еще больше. Это, конечно же, серьезные средства, но с геополитической точки зрения такие вложения оправданы.

Виктор Набутов, журналист, путешественник, предприниматель:

— Мы уже всему научились у Африки. Некоторые известные люди, например, сооснователь Google Сергей Брин или английский историк Доминик Ливен говорят, что Россия сегодня — это Северная Нигерия. Я был в Танзании, это похожая страна с Зимбабве, правда, богаче и не с такой гиперинфляцией. Удивительно, казалось бы, там все есть для хорошей жизни, и при этом абсолютно нищая страна. Это нас и роднит со странами Африки. Они так же, как и мы, ресурсные страны, и у них, и у нас сумасшедшее расслоение общества, чудовищная коррупция, люди никому не нужны. Но мы северная страна, и пока это нас спасает, потому что нам надо хоть как-то суетиться. А главное все-таки в том, что мы только добываем природные ресурсы, это наше место в международной экономической цепочке разделения труда. И всех это устраивает. Поэтому нам есть о чем поговорить с президентом Зимбабве, обменяться опытом. К нам ведь, к великому сожалению, ни европейские, ни американские президенты не очень-то едут.

Александр Зданевич, ученый-африканист:

— Учиться, как и заимствовать, нам особо нечего, кроме минеральных ресурсов, прежде всего алмазов, которыми богато Зимбабве. Добывать их там экономически более выгодно, чем в российском Заполярье, например. Что-то еще вычленить сложно, наши страны находятся в несопоставимых исторических, культурологических и экономических пластах. У нас до XX века вообще не было никаких пересечений, а нынешнее преимущество России в том, что колониального прошлого в Африке у нее нет, и управленческие и иные модели туда мы не транслировали. В контексте намечающихся дружеских отношений мы можем только опираться на прописанную нами же концепцию взаимопомощи, дружбы и развития в поисках пути сближения.

Андрей Понкратов, ведущий телеканала «Моя Планета»:

— Зимбабве очень интересная страна, но чтобы поучиться…. Впрочем, при всех своих экономических неурядицах и бедности страна все-таки стабильная. Тихая, мирная, экологически чистая, безопасная, без расизма по отношению к белым. Туристов там любят, ценят и ждут. Своих денег там нет. То есть они были и даже очень много, а темпы инфляции в сотни миллионов процентов в год били все рекорды. Самая крупная купюра была номиналом в 100 триллионов, местная биржа ворочала квадриллионами, секстиллионами, новемдециллионами. Дешевле было пользоваться бумажным налом, чем покупать туалетную бумагу. Поэтому перешли на американские доллары. А вот дороги там хорошие, и есть что посмотреть — 10% территории Зимбабве занимают заповедники и национальные парки.

Альберт Хаматшин, научный сотрудник Института Африки РАН:

— Это может быть взаимодействие в сфере противодействия санкциям. Зимбабве долго находится под санкциями и частично их удалось снять. Если говорить про экономические интересы России, Зимбабве может выступать хорошим рынком сбыта для российской продукции, ведь из-за санкций многие международные игроки ушли из этой страны. Россия довольно давно пытается туда проникнуть с разными проектами. Например, есть большой платиновый проект «Уралхим» может быть заинтересован в проекте по производству удобрений. АЛРОСА несколько раз пыталась туда попасть, но не решалась инвестировать из-за санкций… А для Зимбабве очень интересен наш опыт в геологоразведке — страна остается достаточно малоизученной с этой точки зрения. Да, есть некоторые риски: при Мнангагве экономическая ситуация ухудшилась. Но в качестве одной из стратегий по улучшению экономической ситуации Мнангагва выбрал именно привлечение иностранных инвестиций, и с этой целью он поехал в турне по странам.

Группа «Прямая речь»

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
450
1410
18.04.2019 03:24