Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
29504.02.2019 00:36
< >
Ракеты в свободном полете
Ракеты в свободном полете

После объявления США о начале процедуры выхода из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) президент РФ Владимир Путин в субботу объявил о симметричном ответе и приказал министру обороны РФ Сергею Шойгу начать разработку запрещенных ранее классов ракет. Предпринятые Россией и США шаги похоронили не только ДРСМД, но и всю систему контроля над вооружениями, сложившуюся по итогам холодной войны. Она прекращает свое существование как по причине устаревания, так и потому, что пришедшая к власти в Вашингтоне администрация не видит в ней никакой пользы. Новой гонки вооружений в Европе, впрочем, скорее всего, удастся избежать: ее не дадут развернуть европейцы, выступающие против размещения на своей территории ядерных ракет, и Конгресс США, не желающий ее финансировать.

Гонки на ракетах

В субботу Владимир Путин вызвал в Кремль Сергея Шойгу и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, чтобы совместно подвести черту под всей системой контроля над вооружениями, обвинив США в нарушении практически каждого из них. Сначала Сергей Лавров рассказал, как Вашингтон нарушает ДРСМД: американцы используют дроны и ракеты-мишени, схожие с запрещенными договором ракетами, а также разместили в Румынии и собираются разместить в Польше и Японии установки Mk-41, пригодные для запуска атакующих ракет средней дальности.

После этого министр обнародовал претензии к США по договору о противоракетной обороне 1972 года — они вышли из договора в 2002 году, несмотря на попытки России прийти к компромиссу, и теперь разворачивают позиционные районы ПРО в Европе и Азии.

Затем настала очередь Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) — Сергей Лавров обвинил США в том, что они привлекают к отработке нанесения ядерных ударов страны-союзницы из числа неядерных держав,— и договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который, напомнил министр, США подписали, но не ратифицировали.

Сергей Лавров раскритиковал и выполнение Вашингтоном третьего договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3, устанавливающего лимиты на ядерные боеголовки и ракеты), срок действия которого истекает в феврале 2021 года. По его словам, США не дают России проинспектировать 56 пусковых установок на подводных лодках для запуска ракет Trident и 41 тяжелый бомбардировщик. Они были выведены Пентагоном из зачета ракет, несущих ядерные заряды, так как были, по заверению американской стороны, «переоборудованы в неядерное оснащение». Возможности проверить это россиянам, по словам главы МИД РФ, не предоставили. «Предлагаемые нам технические решения не позволяют убедиться в том, что это все не будет создавать возможность для возврата огромного количества боеголовок, более 1,2 тыс., в ядерный оборот»,— заметил он.

Сидевший рядом Сергей Шойгу в качестве ответной меры на выход США из ДРСМД предложил, во-первых, выделить бюджет для разработки сухопутного варианта ракеты морского базирования «Калибр», во-вторых, запустить «опытно-конструкторскую работу по созданию наземных комплексов гиперзвуковых баллистических ракет средней и меньшей дальности». Владимир Путин согласился с предложением, подчеркнув его «зеркальность» американским действиям, а Сергей Шойгу, в свою очередь, заверил его, что работы будут выполнены «в рамках перераспределения бюджета» без выделения дополнительных средств.

Президент РФ также добавил, что Россия «не будет втягиваться в гонку вооружений».

Как сообщили “Ъ” высокопоставленные источники в госструктурах, дальность ракеты «Калибр-НК» морского базирования в случае переноса на сушу составит до 2,6 тыс. км (примерно равно расстоянию от Москвы до Парижа). Что же касается гиперзвуковой ракеты наземного базирования средней дальности, то она будет создаваться на основе изделия 3М22 «Циркон» (разработки НПО машиностроения), утверждал источник “Ъ” в оборонно-промышленном комплексе. Эта ракета будет запускаться с тех же пусковых установок, что используются для ракет «Калибр», поэтому затраты на НИОКР будут не столь велики, уточнил собеседник “Ъ”.

Кладбище послевоенных соглашений

Выступая 1 февраля в Вашингтоне с объявлением о выходе США из ДРСМД, госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что режим контроля над вооружениями можно реанимировать. «Мы готовы начать новые переговоры со всеми заинтересованными странами по этим сложным вопросам, а также о продлении существующих договоров,— сообщил он.— Но учтите, что Дональд Трамп готов подписывать только те соглашения, которые отвечают потребностям США и их союзников и факт соблюдения которых можно будет проверить».

По мнению председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике Федора Лукьянова, этот призыв услышан не будет. «В идеальном мире, конечно же, надо было бы всем сесть за стол переговоров и выработать новый, устраивающий всех режим контроля над вооружениями,— рассказал он “Ъ”.— Но в нашем реальном мире никто этих переговоров вести не будет. С Россией у США сейчас напряженные отношения, Китай вообще отказывается даже обсуждать подобную возможность, ссылаясь на несопоставимость его арсенала с американским или российским». На брифинге 2 февраля в МИД КНР его пресс-секретарь Гэн Шуан это подтвердил. «Китай выступает против многостороннего договора (о РСМД.— “Ъ” ),— заявил он.— Мы считаем, что необходимо соблюдать старые договоры, а не изобретать новые».

Причину нынешнего развития событий аналитик видит в том, что «сложившийся в 1960–1980-х международный порядок умер» и за ним неизбежно последуют все сформированные в тот период институты, включая режим контроля над вооружениями. Действительно, ДНЯО, вступивший в силу в 1970 году, не подписали Индия, Пакистан, КНДР и Израиль, обладающие ядерным оружием. ДВЗЯИ так и не вступил в силу (хотя и соблюдается всеми сторонами). Исполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе 1990 года Москва окончательно приостановила в 2015 году. Из Договора по ПРО в одностороннем порядке вышли США.

Из ключевых договоров времен холодной войны относительно не скомпрометированы лишь соглашения о запрете производства и использования биологического и химического оружия. Впрочем, к выполнению Россией и ее союзниками последнего у США и ЕС есть вопросы после «дела Сергея Скрипаля» и химических атак в Сирии, в которых страны НАТО обвиняют Дамаск, а Москва и Тегеран — сирийскую оппозицию.

Помимо объективных причин гибели ДРСМД есть и субъективные. В частности, это отношение к договорам подобного рода советника по национальной безопасности США Джона Болтона. Господин Болтон — последовательный сторонник силовой дипломатии и систематический противник наложения на США каких-либо ограничений в сфере вооружений или международных отношений. Он принимал участие в выработке решения о выходе США из Договора по ПРО, разрушении рамочного соглашения США и КНДР 1994 года (прекратило действие в 2003 году), был главным сторонником выхода из Совместного всеобъемлющего плана действий по Ирану 2015 года (Вашингтон покинул его в 2018 году) и теперь добился выхода из ДРСМД. В 2014 году на страницах The Wall Street Journal он писал: «Нарушение Россией договора дает нам уникальную возможность избавиться от устаревших лимитов на ядерное оружие времен холодной войны».

Ни желания, ни денег

После подписания ДРСМД в 1987 году СССР ликвидировал 1846 ракетных комплекса, США — 846 комплексов, подавляющее большинство которых находилось в Европе. Вопрос о том, начнется ли после его денонсации новая гонка вооружений в Европе, остается ключевым для безопасности не только России и США, но и ЕС.

Европейские политики уже сделали ряд заявлений, позволяющих предположить, что возврата к ситуации времен холодной войны не будет. «Даже если мы не сможем спасти ДРСМД, это не означает, что мы должны допустить новую гонку вооружений,— заявлял 11 января глава МИД Германии Хайко Маас.— Безопасность Европы не повысится, если у нас будет размещено еще больше ядерных боеголовок». В похожем ключе высказались глава европейской дипломатии Федерика Могерини и ряд европейских официальных лиц.

Единственным, кто открыто выразил готовность разместить на своей территории ракеты, оказался президент Польши Анджей Дуда. Выступая еще 25 октября прошлого года, он заявил, что «Польша готова разместить на своей земле ракеты средней дальности». Впрочем, ранее источник “Ъ” среди депутатов Европарламента замечал, что большинство стран ЕС и НАТО выступают резко против милитаризации Европы и по линии многосторонних институтов заблокируют попытки Варшавы разместить у себя американские ракеты.

В перспективах резкого роста производства запрещенного ДРСМД оружия по истечении шестимесячного переходного периода сомневается и эксперт ПИР-Центра Андрей Баклицкий. «Во-первых, американские военные программы довольно прозрачны — ни в бюджете, ни в других официальных документах нет никаких указаний на разработку баллистических ракет средней дальности,— сообщил он “Ъ”.— США могут адаптировать к размещению на суше свои крылатые ракеты морского базирования типа Tomahawk, но я сомневаюсь, что они будут спешить. Скорее всего, нас ждет разработка новой крылатой ракеты с выходом на стадию испытаний в районе 2020 года».

Эксперт также напомнил, что нижняя палата Конгресса сейчас контролируется демократами (они перехватили контроль у республиканцев по итогам промежуточных выборов в ноябре прошлого года), которые не только не намерены давать деньги на новые военные разработки, но и планируют сократить старые. В январе бюджетное управление Конгресса США напомнило, что в следующие десять лет на модернизацию ядерных арсеналов президентом запрошено $494 млрд, а в ближайшие 30 лет — $1,2 трлн. «Я не думаю, что нам нужно потратить на это столько денег,— заявил 25 января новый глава комитета нижней палаты по вооруженным силам Адам Смит.— Я не думаю, что мы можем себе это позволить, и я не думаю, что нам это действительно необходимо».

Михаил Коростиков, Иван Сафронов

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
3530
3530
04.02.2019 11:07
3460
04.02.2019 10:18