Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
2111.10.2018 17:30
< >
Власти Китая узаконили лагеря перевоспитания мусульман
Власти Китая узаконили лагеря перевоспитания мусульман

Власти Китая опубликовали документ, определяющий принципы борьбы с экстремизмом в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), населенном мусульманами. В нем признается существование «лагерей перевоспитания», где, по данным экспертов ООН, без суда на неопределенный срок содержится до 1 млн человек. Лагеря названы «центрами профессионального обучения и повышения квалификации». Жителям региона также запрещено «вмешиваться в свадьбы, похороны и процедуру наследования других людей», «отказываться от радио и телевидения» и «распространять понятие халяль за пределы сферы еды».

Опубликованный 9 октября документ называется «Положения о борьбе с экстремизмом в Синьцзян-Уйгурском автономном районе». Он был принят на пятой сессии постоянным комитетом Собрания народных представителей СУАР XIII созыва. В нем экстремизм характеризуется как «крайнее проявление религиозных идей, бойкот (товаров, услуг и мероприятий властей региона.— “Ъ” ), а также вмешательство в повседневную жизнь и общественное мнение» и «высказывания и действия, разжигающие ненависть, дискриминацию и пропагандирующие насилие путем искажение религиозных учений».

Среди описания конкретных примеров экстремизма помимо обычно понимаемых под этим вещей (принуждения других людей носить определенную одежду, соблюдать религиозные каноны и т. п.) встречаются и довольно неожиданные. Например, жителям СУАР запрещается «вмешиваться в свадьбы и похороны других людей» (возможно, имеется в виду запрет на требование проводить их исключительно по шариату), «отказываться от радио и телевидения» и «распространять понятие халяль (дозволенного по исламским нормам.— “Ъ” ) за пределы сферы еды». Запрещено также уничтожать государственные документы, валюту, флаги, фотографии китайских лидеров и препятствовать обучению детей в государственных школах. Последним пунктом значится запрет на «любые другие экстремистские действия или высказывания».

Борьба с экстремизмом по-китайски С начала апреля 2017 года в Китае вступил в силу закон о противодействии экстремизму в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. 8 млн из 21 млн жителей региона исповедают ислам, и власти страны пытаются бороться с распространением радикальных идей Фото: Reuters Три раза в день жители Кашгара, работающие на главной торговой улице города, выходят на «антитеррористические учения». Продавцы деревянными палками отбиваются от воображаемых нападающих радикалов, полицейские в это время отрабатывают приемы обезвреживания «террористов» Фото: Reuters Этническое большинство Синьцзян-Уйгурского автономного района составляют уйгуры — тюркский народ, основной религией которого является ислам. Новый закон запрещает им, в частности, отращивать бороды, носить хиджабы и никабы, совершать некоторые религиозные ритуалы Фото: Reuters Кроме того, по новому закону о противодействии экстремизму собственники магазинов, ресторанов и других общественных мест должны за свой счет установить «кнопки безопасности», камеры видеонаблюдения не только снаружи, но и внутри здания Фото: Reuters Одной из причин столь строгого отношения к уйгурам со стороны властей КНР стали протесты 2009 года, когда представители этноса требовали не притеснять их. Тогда в ходе столкновений с правоохранителями погибли несколько сотен человек. Власти обвинили в происшедшем радикальные исламистские группировки Фото: Reuters Девочка спит рядом со щитом полицейского в городе Хотан в СУАР Фото: Reuters Кроме того, опасения властей КНР вызывает террористическая организация «Исламское движение Восточного Туркестана», которая действует в СУАР. Радикально настроенные уйгуры из этого движения, по информации властей, уезжают на войну в Сирию. Предположительно, на стороне исламистов воюют около 2 тыс. уйгуров Фото: Reuters Один из продавцов в Кашгаре заявил агентству Reuters: «У нас нет частной жизни и личного пространства. Власти хотят видеть все, что мы делаем или собираемся делать» Фото: Reuters Еще одной причиной пристального внимания к уйгурам со стороны властей КНР стал проект «Один пояс — один путь» — часть торгового маршрута Нового Шелкового пути, который начинается в СУАР и через страны Средней Азии и Иран ведет в Европу Фото: Reuters Обеспечение безопасности торгового маршрута — приоритетная задача китайского руководства. Этническая напряженность и возможное укрепление экстремистских настроений ставят под угрозу реализацию этого инфраструктурного проекта, который стал символом правления действующего лидера Си Цзиньпина Фото: Reuters Жительница города Хотан в СУАР в лавке с платками Фото: Reuters Однако такой контроль и давление со стороны полицейских на жителей СУАР противоречит экономическим интересам КНР, считает эксперт по китайской этнической политике из Университета Ла Троб в Мельбурне Джеймс Лейбольд. По его словам, эти меры могут привести к миграции уйгуров из этого района, что снизит возможности для торговли через этот регион Фото: Reuters Женщина молится возле могилы имама Асима в пустыне Такламакан в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Фото: Reuters Синьцзян-Уйгурский автономный район — один из самых экономически развитых регионов КНР. В 2016-м годовой прирост ВРП превысил 7,5%, что выше среднего показателя по стране. Здесь обнаружены крупные месторождения нефти, угля и золота, что обусловливает стремление властей КНР стабилизировать обстановку в регионе Фото: Reuters «Все это делается для безопасности. Кашгар станет главным туристическим и торговым центром. Здесь все должно быть спокойно»,— заявил агентству Reuters полицейский, патрулирующий один из крупнейших городов СУАР Фото: Reuters С начала апреля 2017 года в Китае вступил в силу закон о противодействии экстремизму в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. 8 млн из 21 млн жителей региона исповедают ислам, и власти страны пытаются бороться с распространением радикальных идей Фото: Reuters Три раза в день жители Кашгара, работающие на главной торговой улице города, выходят на «антитеррористические учения». Продавцы деревянными палками отбиваются от воображаемых нападающих радикалов, полицейские в это время отрабатывают приемы обезвреживания «террористов» Фото: Reuters Этническое большинство Синьцзян-Уйгурского автономного района составляют уйгуры — тюркский народ, основной религией которого является ислам. Новый закон запрещает им, в частности, отращивать бороды, носить хиджабы и никабы, совершать некоторые религиозные ритуалы Фото: Reuters Кроме того, по новому закону о противодействии экстремизму собственники магазинов, ресторанов и других общественных мест должны за свой счет установить «кнопки безопасности», камеры видеонаблюдения не только снаружи, но и внутри здания Фото: Reuters Одной из причин столь строгого отношения к уйгурам со стороны властей КНР стали протесты 2009 года, когда представители этноса требовали не притеснять их. Тогда в ходе столкновений с правоохранителями погибли несколько сотен человек. Власти обвинили в происшедшем радикальные исламистские группировки Фото: Reuters Девочка спит рядом со щитом полицейского в городе Хотан в СУАР Фото: Reuters Кроме того, опасения властей КНР вызывает террористическая организация «Исламское движение Восточного Туркестана», которая действует в СУАР. Радикально настроенные уйгуры из этого движения, по информации властей, уезжают на войну в Сирию. Предположительно, на стороне исламистов воюют около 2 тыс. уйгуров Фото: Reuters Один из продавцов в Кашгаре заявил агентству Reuters: «У нас нет частной жизни и личного пространства. Власти хотят видеть все, что мы делаем или собираемся делать» Фото: Reuters Еще одной причиной пристального внимания к уйгурам со стороны властей КНР стал проект «Один пояс — один путь» — часть торгового маршрута Нового Шелкового пути, который начинается в СУАР и через страны Средней Азии и Иран ведет в Европу Фото: Reuters Обеспечение безопасности торгового маршрута — приоритетная задача китайского руководства. Этническая напряженность и возможное укрепление экстремистских настроений ставят под угрозу реализацию этого инфраструктурного проекта, который стал символом правления действующего лидера Си Цзиньпина Фото: Reuters Жительница города Хотан в СУАР в лавке с платками Фото: Reuters Однако такой контроль и давление со стороны полицейских на жителей СУАР противоречит экономическим интересам КНР, считает эксперт по китайской этнической политике из Университета Ла Троб в Мельбурне Джеймс Лейбольд. По его словам, эти меры могут привести к миграции уйгуров из этого района, что снизит возможности для торговли через этот регион Фото: Reuters Женщина молится возле могилы имама Асима в пустыне Такламакан в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Фото: Reuters Синьцзян-Уйгурский автономный район — один из самых экономически развитых регионов КНР. В 2016-м годовой прирост ВРП превысил 7,5%, что выше среднего показателя по стране. Здесь обнаружены крупные месторождения нефти, угля и золота, что обусловливает стремление властей КНР стабилизировать обстановку в регионе Фото: Reuters «Все это делается для безопасности. Кашгар станет главным туристическим и торговым центром. Здесь все должно быть спокойно»,— заявил агентству Reuters полицейский, патрулирующий один из крупнейших городов СУАР Фото: Reuters Смотреть -->

Для борьбы с этим злом власти региона будут «китаизировать религию, приспосабливать ее к нормам социалистического общества». Ответственные чиновники будут «ежегодно отчитываться о выполнении задач по борьбе с экстремизмом», а также получать награды за особые успехи в этом деле. «Чтобы бороться с экстремизмом, необходимо четко провести границу между законной и незаконной религиозной деятельностью, нормальными обычаями и противоправным поведением»,— гласит 11 статья

Наконец, в 14 статье предлагается для искоренения экстремизма сочетать «индивидуальное образование и обучение в центрах профессионального обучения и повышения квалификации». Под этим, скорее всего, скрываются так называемые лагеря перевоспитания, существование которых китайское правительство до сих пор отрицало. В них, по данным экспертов ООН, может содержаться до 1 млн человек, которые занимаются физическим трудом, поют патриотические песни, смотрят пропагандистские фильмы, учат китайский и читают партийную прессу. Первая информация о лагерях стала появляться в начале 2017 года. Их создание связано с личностью назначенного в августе 2016 года главы парткома СУАР Чэнь Цюаньго, который ранее работал в другом неспокойном китайском регионе, Тибете.

Основные заключенные подобных лагерей — уйгуры и казахи. Как сообщал ранее “Ъ” со ссылкой на знакомые с обстановкой в СУАР источники, попасть в них можно за соблюдение религиозных обрядов, слишком частое посещение мечетей, чтение запрещенной литературы, отказ от изучения китайского языка или наличие родственников, уехавших за границу, и многое другое. Документ говорит, что в «центрах профессионального обучения и повышения квалификации» необходимо сочетать «образование и наставничество, идеологическое и психологическое консультирование, коррекцию поведения, изучение государственного языка и законов».

Статья 17 документа говорит, что «центры профессионального обучения и повышения квалификации» можно создавать властям всех уровней, начиная с уездного. Своя роль в борьбе с экстремизмом есть у культурного, образовательного, судебного, правоохранительного и всех остальных ведомств региона. Департаменту здравоохранения региона, к примеру, надлежит бороться с «подрывом политики планирования рождаемости и распространением экстремизма в медицинских учреждениях».

Большой блок посвящен законодательному оформлению уже существующих практик в сфере контроля над коммуникациями жителей СУАР. Статья 28 велит телекоммуникационным компаниям «устанавливать системы мониторинга и блокирования распространения экстремистского контента в форме текста, аудио- или видеозаписей». В случае если такой контент будет обнаружен, его следует «немедленно удалить, сохранить доказательства его передачи и сообщить об этом в соответствующие органы».

Достаточно много пунктов посвящено личным отношениям между людьми. Помимо уже упоминавшегося запрета «вмешиваться в свадьбы и похороны» статья 35 дает Комсомолу КНР задачу «способствовать смешению всех этнических групп в Синьцзяне». Властям региона вменяется в обязанность «следить за законностью регистрации брака и проведения с свадеб». Семьям надлежит «уважать закон». Родителям — учить детей «уважению к науке, гражданской сознательности, сохранению межэтнического мира».

Востоковед, старший преподаватель Уральского федерального университета Дмитрий Желобов полагает, что власти КНР решили кодифицировать существовавшие в СУАР практики, потому что масштаб кампании по «перевоспитанию» стал слишком большим. «О ней стали слишком много говорить за пределами КНР,— сообщил он “Ъ”.— Внешнеполитические издержки молчания на эту тему стали слишком высоки, необходимо что-то объяснять журналистам». Он также уточнил, что, судя по объему и проработке документа, отказа от политики «перевоспитания» в ближайшее время власти КНР не планируют.

Михаил Коростиков

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме