Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
7123.04.2019 00:09
< >
Жизнь актрисы Бокашевской изменил клип "Что ж ты страшная такая"
Жизнь актрисы Бокашевской изменил клип "Что ж ты страшная такая"

"Меня так ругали, чуть на фантики не порвали"

Галина Бокашевская — ныне заслуженная артистка России, ведущая актриса Губернского театра, пришла в свою профессию в пятилетнем возрасте. Шла маленькая ленинградская девочка по Каменноостровскому проспекту, где на нее и обратила внимание ассистент режиссера Лидия Доротенко. Словом, все было так, как в настоящем кино и мечтах: «Девочка, хочешь сниматься в кино?»

Так в 1971 году состоялся дебют Гали в картине «Расскажи мне о себе» Сергея Микаэляна, впоследствии известного по таким хитам советского проката, как «Влюблен по собственному желанию» и «Премия». А тогда он снимал историю о женщине, потерявшей любимого человека на войне, с участием Тамары Семиной, Армена Джигарханяна, Виктора Павлова. Так решилась судьба будущей актрисы. Она поступила на актерское отделение ЛГИТМИКа (Ленинградский институт театра, музыки и кино) в 1982 году, в мастерскую Игоря Владимирова, а потом окончила еще и эстрадное отделение музыкального училища при Ленинградской консерватории им. Римского-Корсакова. И началась профессиональная жизнь — в Ленинградском театре эстрадных миниатюр под руководством Бабицкого при Ленконцерте, Молодежном театре на Фонтанке, театре «НЕО», антрепризных проектах. Она сыграла Гелену в «Варшавской мелодии» и в спектакле «Хочу ребенка», в «Приюте комедиантов», участвовала в спектакле «Месье Амедей» в компании «АртПитер».

В середине 1980-х Галина Бокашевская снимается в кино у хороших режиссеров, иногда совсем в небольших ролях: Маруськи Хворостьяновой в «Джеке Восьмеркине — американце» Евгения Татарского, горничной у Никиты Михалкова в «Очах черных», Лены в «Случайном вальсе» Светланы Проскуриной… Ролью, которую некоторые ждут всю жизнь, стала работа в «Тоталитарном романе» Вячеслава Сорокина в 1998 году. Там Галина сыграла настоящую советскую девушку с принципами, методиста районного Дворца культуры Надю Тельникову, полюбившую неблагонадежного столичного парня (его сыграл Сергей Юшкевич), спасающегося от преследований КГБ. И мир перевернулся. События происходят в конце 1960-х. Героиня Бокашевской смотрит в кинотеатре «Три тополя на Плющихе» с Татьяной Дорониной и сама отчаянно напоминает героиню того культового фильма. Роль Нади Тельниковой принесла Галине множество наград на разных фестивалях, включая «Киношок», престижные премии «Золотой Овен» и «Кумир». Потом были роли в «Марше славянки», «Челябумбии», «Линиях судьбы», «Сестрах», «Жизни и смерти Леньки Пантелеева», прекрасные и тонкие работы в картинах эстонского классика Арво Ихо «Сердце медведицы» и «Кружовник». Однако...

Начиная с 2013 года главным в ее жизни становится театр. Из питерской актрисы Галина Бокашевская становится московской, поступив в труппу Губернского театра под руководством Сергея Безрукова. В ее репертуаре четыре спектакля: «Свадьба Кречинского», «Конец света откладывается», «Нашла коса на камень», «Энергичные люди».

Но встретились мы все-таки на кинофестивале «Литература и кино» в Гатчине, под Петербургом, куда Галину пригласили в качестве гостя и где она вручала награду юной польской актрисе Майе Шопа за роль в картине «Странники терпенья» Владимира Аленикова.

— Галина, была ли в последнее время у вас какая-то важная и дорогая вам роль?

— Да, была, и очень важная, потребовавшая полной концентрации. Сначала я репетировала в Московском губернском театре спектакль «И свет во тьме светит». Он и о творчестве Льва Толстого, и в то же время по его последней неоконченной пьесе. Мы касались очень сложного периода, связанного с последними годами жизни Льва Николаевича, было много параллельных линий, так или иначе связанных с главным героем. Начали очень серьезно работать: сначала я прочитала дневники Толстого и его жены Софьи Андреевны. Но, к сожалению, репетиции остановились, потому что актер Борис Галкин отказался от дальнейшей работы.

— Почему? Работа оказалась непосильной или же были веские личные причины?

— Он не очень объяснял свое решение. Думаю, что оно связано с глубоко личными, внутренними обстоятельствами. Такой материал требует сил, его нужно поднимать. Лев Николаевич — такая глыба, что для его понимания требуется себя наизнанку вывернуть, разобрать изнутри. А тут еще и последние годы жизни, время сомнений и поиска. Современному человеку сложно идти за таким героем. Может быть, работа продолжится, если найдется актер на эту роль.

Полгода у меня не было новых работ, до того как в ноябре прошлого года Сергей Витальевич Безруков предложил мне главную роль — Веры Сергеевны в спектакле «Энергичные люди» по Шукшину. Вот тут и начался счастливый этап жизни. На премьере была Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина — ей очень понравился наш спектакль, потому что он необычный. Сергей Витальевич нашел свой ключ к этой пьесе, придумал новый жанр: спектакль-караоке. Весь зал у нас поет. Невозможно не петь. Это полное погружение в 1970-е, начиная с холла, куда приходит зритель, с фойе, где выставлены настоящие предметы той поры и костюмы, хотя отчасти и стилизованные. Прошу прощения, но комбинация, нижнее белье, в котором я фигурирую в некоторых сценах, тоже из того времени. Люди это видят, понимают, что никакого обмана нет.

— Вы питерская актриса, но работаете в Москве. Должна ли актриса в какой-то момент менять прописку, переходить из театра в театр?

— Я очень боялась идти в театр, потому что я человек домашний. Не хочу себя менять и ни с кем дружить против кого-то, как часто бывает в закулисной жизни, описанной еще в «Театральном романе» Михаила Булгакова. Все это меня почему-то так сильно пугало, что я боялась театра, того, что не выдержу его закулисных нравов. Я и раньше служила в театре, но занимала там очень скромное место: приходила, отрабатывала и уходила. Я не внедрялась в коллектив, чтобы стать его частью. Но теперь театр — это семья. Незаметно втянулась в его жизнь, потому что нашла своего режиссера и замечательного руководителя, который любит всех актеров, не делит нас на народных и заслуженных. Он уважает трудоголиков, тех, кто живет по его принципам. Он никого не просит менять города. Практически все наши актеры снимают жилье. А я провожу в поездах так много времени, что могу похвастаться: у меня практически не берут паспорт. За пять лет постоянных путешествий из Петербурга в Москву и обратно хорошо узнали.

— А как часто приходится ездить из Петербурга в Москву?

— Очень часто. По десять раз в месяц.

— Помните свою первую роль и первый театр?

— Еще до окончания института я сыграла в театре «Комедианты». С него все и пошло. Художественный руководитель Михаил Левшин пригласил меня на спектакль «Хочу ребенка» по пьесе Сергея Третьякова. Мы объездили с ним много городов Советского Союза. Это одна из моих любимых ролей. Милда Григнау живет во мне до сих пор. А как только я окончила институт, меня пригласили в театр города Пушкин под Петербургом.

— Как менялось ваше амплуа и спрос на вас за все эти годы в театре?

— Меня сразу увидели героиней. А мне всегда казалось, что я острохарактерная актриса. В Молодежном театре в Петербурге я сыграла у Семена Спивака тоже героиню. Но ухитрилась в «Ночи ошибок» Голдсмита помимо главной роли — хозяйки английского поместья во втором составе сыграть еще и служанку — вот уж где я оторвалась. Это острохарактерная роль, по крайней мере, я такой ее сделала. Мне разрешили вольность: холодная чопорная англичанка с вековыми навыками домашнего управления и вдруг еще и совершенно бесшабашная служанка, без царя в голове, с сеном и ромашками в волосах. Это было здорово!

А потом неожиданно для многих я снялась в клипе «Ну что ж ты страшная такая» группы «Алексин», и началось... Меня так ругали, чуть на фантики не порвали.

— За что? Это же ваша профессия — сниматься, выходить на сцену.

— За то, что там я страшная. Меня даже вызвали на «Ленфильм»: «Вы не имеете права, вы играли в «Тоталитарном романе», вы серьезная актриса». А я тогда еще и заслуженной-то не была. «Вот именно! Я актриса и не боюсь быть некрасивой, особенно если понимаю, ради чего», — ответила на все эти упреки. Да, я снимаю грим да еще себя уродую, чтобы женщины не забывали о том, какими они были красивыми и манкими, когда выходили замуж. Может быть, бедный и несчастный муж и запил-то потому, что его супруга перестала быть женщиной. Я адвокат каждой своей роли.

— Есть разница между московской театральной жизнью и питерской? Вы ее чувствуете?

— Есть, конечно. В Питере мы работаем дольше, медленнее, серьезнее, с погружением. Москва независимо от наших желаний диктует совсем другой стиль жизни. Потому что все актеры сейчас, а зачастую и режиссеры, снимаются в кино, участвуют в телепроектах, дают интервью. У жизни другой ритм, когда надо все делать быстро. Москва требует энергоемких и энергичных актеров. Мне лично помогает спорт. Иногда удивляются, как я в свои годы делаю те или иные трюки. А у меня, например, палец не сгибается. Это я так его на репетиции растянула. Слишком энергично репетировали «Энергичных людей». Никто в этом не виноват, только я, потому что не соразмерила свои силы. Но если бы не было спорта, здорового образа жизни, я бы такие роли не играла.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
750