Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
8818.06.2019 12:00
< >
Пир духовых
Пир духовых

В Большом зале консерватории торжественным концертом с участием пианиста Даниила Трифонова открылся XVI Международный конкурс имени Чайковского. В трех турах конкурса в пяти залах Москвы и Санкт-Петербурга в пяти дисциплинах выступят больше 200 музыкантов из 50 стран. Рассказывает Юлия Бедерова.

С тех пор как Даниил Трифонов, музыкант с прозрачным звуком, тонким слухом и неразвязной виртуозностью, стал обладателем гран-при конкурса Чайковского 2011 года и сразу же — неотъемлемой частью мировой музыкальной индустрии, новых претендентов на неофициальное звание «лицо конкурса на мировой сцене» не появилось. Что теперь делает обладатель гран-при 2015 года баритон Ариунбаатар Ганбаатар, доподлинно неизвестно. После успеха на престижном вокальном конкурсе Song Prize в Кардиффе в 2017 году мировая пресса назвала его «послом Монголии в мире оперы», но на главных сценах он редкий гость, а в Мариинке в арсенале певца две партии: Скарпиа и Эскамильо.

Так что Трифонов остается единственным, кто превратился из представителя конкурса в мире музыки в представителя мира музыки на конкурсе. Для бренда это удача. Обновленный конкурс с Валерием Гергиевым и Ольгой Голодец в составе оргкомитета явно ориентирован на то, чтобы страна с ее героями выглядела респектабельным участником мирового рынка производителей музыки и репутаций. И это, в свою очередь, влияло бы на рынок внутренний, целиком зависимый от государства. Другое дело, что для этих целей некоторое время сгодится и один-единственный музыкант. То, что никто из победителей 2015 года по разным причинам не закрепился на международной сцене (обладатели четырех премий Люка Дебарг и Клара Джуми Кан не в счет), для конкурса не беда. До сих пор ему хватало шлейфа трифоновской победы.

Пока же самое обсуждаемое нововведение — конкурс духовиков. Петербургская локализация двух новых специальностей — медных и деревянных духовых (по 12 участников на каждый инструмент от флейты до тубы) — понятна: у духовой школы Северной столицы еще с советских времен сохраняется реноме флагманской. Всего в Петербурге выступит беспрецедентное количество конкурсантов — 96 духовиков, а также 60 певцов и 25 виолончелистов. Москве же достались сущие слезы — 25 пианистов и 23 скрипача. Причем пианистов к конкурсу допущено на одного больше, чем полагалось по регламенту, но традиционно главная специальность все равно несет большие количественные потери: еще на прошлом конкурсе было, конечно, уже не 120 человек, как в легендарные времена, но все же 36.

Действительно, с пианистами в мире и так все в порядке. А насчет необходимости конкурса духовиков Гергиев высказался в том смысле, что уровень их подготовки в стране падает и если дальше так пойдет, скоро в Мариинском оркестре некому будет играть. Теперь, конечно, интересно, как конкурс повлияет на подготовку и кого он намерен выявлять — хороших оркестрантов, потенциальных регуляторов групп, ансамблистов или солистов.

Еще одно новшество — отмена «живых» отборочных прослушиваний. Жюри (как сообщается, большинством от списочного состава) отобрало конкурсантов по видео и сделало очень сильные сокращения из почти тысячи заявок. Конкурсные туры тоже заметно сокращены по времени. Видимо, иначе не прошла бы еще одна организационная поправка: все члены жюри в этом году обязаны присутствовать на всех прослушиваниях с начала до финала, чтобы не получилось, как в прошлый раз, когда некоторые появлялись уже к шапочному разбору.

Другая новация, строго говоря, таковой не является: пост председателя каждого из жюри на конкурсе существовал от века, но в 2011 году из репутационно-дипломатических соображений его ненадолго отменили. Теперь кокетство отброшено, председателей вернули, но от незыблемых традиций все же отошли: кроме флейтиста оркестра Лос-Анджелесской филармонии Дениса Бурякова и Дениса Мацуева, совмещающего организационную и исполнительскую карьеры, остальные председатели — опытные менеджеры, иногда совсем без исполнительского прошлого, что выглядит диковинно. Ведь как устроена индустрия: фестивали, залы, оркестры, театры, филармонии и прочие предлагают музыкантам контракты, руководствуясь в том числе и итогами престижных конкурсов. Конкурсы, в свою очередь, нечто вроде профессиональных премий, где коллеги оценивают коллег. Но на «Чайковском» цеховое, профессиональное звено в отдельных дисциплинах как будто признано избыточным, и потенциальные работодатели назначаются главными судьями. Впрочем, среди рядовых членов жюри много музыкантов, в том числе долгожителей судейских коллегий конкурса, как, например, пианисты Мишель Берофф, Барри Дуглас, Нельсон Фрейре.

Сегодня участники соревнований выходят на спринтерскую дистанцию. Не успеем оглянуться, как уже финал (он пройдет с 25 по 27 июня). Среди них есть те, у кого много болельщиков. Это, например, скрипач Айлен Притчин, не пропущенный в финал в 2015 году пианист Андрей Гугнин, бывалый конкурсант Филипп Копачевский, новички конкурса Чайковского Дмитрий Шишкин, Анна Генюшене, Анастасия Кобекина, Марк Бушков и Сергей Догадин. Их концерты будет слушать не только публика в залах, но и множество людей в интернете: официальный партнер конкурса компания medici.tv в 2015 году продемонстрировала рекордные показатели просмотров и не планирует сдавать позиции.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме
1120