Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
16303.01.2016 22:12
< >
«Выживший». Отрывок из книги, которая легла в основу фильма с Ди Каприо
«Выживший». Отрывок из книги, которая легла в основу фильма с Ди Каприо

7 января в российских кинотеатрах выходит долгожданный фильм Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Выживший» с Леонардо Ди Каприо в главной роли. Однако уже сейчас можно познакомиться с первоисточником вестерна, прочитав одноимённый роман Майкла Панке опубликованный на русском языке.

Как и в фильме, на страницах книги разворачивается реальная история американских охотников XIX века. Хью Гласс считается одним из самых искусных следопытов, но после встречи лицом к лицу с гризли в одной из разведывательных экспедиций он получает серьёзные увечья и находится при смерти. В тяжёлый момент друзья покидают блистательного охотника, прихватив с собой его ружье. Теперь Гласс одержим единственным желанием: выжить, чтобы отомстить.

АиФ.ru публикует отрывок из книги.

Проснулся Гласс от громкой перебранки за стеной - кто-то вопил по-французски, и хотя слов Хью не понимал, общий смысл происходящего был ясен. Кричал Ла Вьерж Каттуар - Доминик только что пробудил его от пьяного сна. Зная привычки Луи и не надеясь поднять его обычным пинком под ребра, Доминик просто помочился ему на лицо. Оскорбленный Ла Вьерж принялся поносить брата на чем свет стоит; не отступала и скво, с которой ночевал Ла Вьерж. Видавшая в своей хижине изрядно бесчинств и даже многие из них поощрявшая, она не снесла того, что Доминик своей выходкой испортил ее лучшее одеяло, - и теперь ее вопли, похожие на верещание разъяренной сороки, неслись по всему лагерю.

Когда Гласс вышел на крыльцо, Ла Вьерж уже стоял лицом к лицу с братом, совершенно голый, как древнегреческий борец. Хотя ростом и силой он явно превосходил Доминика, три дня непрерывного пьянства вкупе с внезапным и унизительным пробуждением сделали свое дело. Впрочем, мутный взгляд и нетвердый шаг не ослабили его желания ринуться на обидчика. Доминик, прекрасно знающий бойцовские привычки брата, стоял наготове.

Ла Вьерж, набычив голову, рванул вперед, вкладывая всю силу в размах руки, готовой обрушиться на голову Доминика: еще миг - и он проломит брату череп от носа до самого затылка. Однако Доминик как ни в чем не бывало отклонился в сторону, и Луи, пролетев мимо, окончательно потерял равновесие.

Доминик, двинув его сзади под колени, сбил брата с ног, и тот рухнул на спину. От удара воздух вышибло из легких, и Ла Вьерж скорчился, судорожно пытаясь вдохнуть. Обретя наконец дыхание, он разразился очередным залпом брани и попробовал встать на ноги, однако Доминик основательно двинул его в солнечное сплетение, и Луи вновь принялся хватать ртом воздух.

- Говорил тебе - утром в путь! Говорил - быть наготове, придурок! Через полчаса отплываем! - Для пущей убедительности Доминик двинул Луи ногой в челюсть, разбив ему губы. Драка кончилась, зрители начали расходиться. Гласс спустился к реке. Лодка Ланжевена покачивалась у пристани, канат то и дело натягивался от быстрого течения. Лодки такого типа у французов назывались bâtard - ≪полукровка≫: они и вправду составляли нечто среднее между традиционными видами грузовых каноэ: хоть и меньше размером, чем внушительные canots de maître * ≪полукровки≫ все же были довольно вместительными и доходили почти до тридцати футов в длину.

Сплавить лодку вниз по Миссури - дело несложное: Ланжевен и Профессор, пока везли в форт Бразо пушнину, выменянную у манданов ** справились и вдвоем. Чтобы провести каноэ с полным грузом вверх по течению, понадобился бы десяток гребцов. И хотя Ланжевен не вез сейчас ничего тяжелого - всего лишь подарки для манданов и арикара, - для четверых гребцов такая задача была нелегка.

Туссен Шарбонно, оседлав бочку, торчал на пристани и жевал яблоко, наблюдая, как Профессор загружает каноэ под бдительным оком Ланжевена. На дне лодки, по всей длине от носа до кормы, лежали два длинных шеста - на них, распределяя вес равномерно по всему каноэ, Профессор складывал груз, аккуратно уложенный в небольшие тюки. По-французски Профессор не говорил (так некоторые шотландцы не знают английского), а Ланжевен почему-то решил, что говорить громче - значит говорить понятнее, однако крики не помогали, и Профессору оставалось ориентироваться только по жестам.

- Bon voyage, mes amis! *** - крикнул Кайова. - Не задерживайтесь у манданов!

Отрывок предоставлен издательством «Эксмо».

* монреальское каноэ (пер. с франц)

** индейский народ в США

*** счастливого пути, мои друзья (пер. с франц)

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме