Выпуск: RU

Вход

Войти с помощью социальной сети:

Новость добавлена
81103.02.2019 13:57
< >
«Бросать лояльного партнера в тяжелой ситуации неприлично»
«Бросать лояльного партнера в тяжелой ситуации неприлично»

На прошлой неделе председатель контролируемой оппозицией Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуайдо провозгласил себя исполняющим обязанности президента, его легитимность уже признали США, некоторые страны Европы и Латинской Америки. Россия, в свою очередь, выразила поддержку действующему президенту страны Николасу Мадуро. “Ъ” спросил у экспертов, зачем России нужно дружить с господином Мадуро.

Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ:

— России надо дружить не с Мадуро, Гуайдо или с кем-то третьим, а с Венесуэлой. Не с личностями, а с государством, которое признает и будет выполнять все обязательства перед Россией. И по выплате долгов, и по поставке нефти и т. д. А это зависит от профессионализма власти и тех, кто ее консультирует. Самой большой ошибкой станет ставка на одного игрока, чтобы избежать этого, нужны люди, владеющие оперативной информацией о том, что реально происходит в Венесуэле.

Ключевой вопрос внешнеполитической линии России последних 15 лет — капитализация ее внешнеполитического влияния. За внешнеполитическую линию платят граждане РФ, и они как акционеры государства должны получать дивиденды.

10–15 лет — уже хороший срок, чтобы акционеры спросили у управляющих структур, где капитализация их инвестиций в Венесуэлу. И не только денежных. Дружба с оппозицией — вопрос не стратегии, а тактики. Психологическая установка российских властей осталась со времен СССР, когда мы играли только на одном поле. Отсюда и неудачи и в США, где упор делался только на компартию, и в Африке. Нам надо учиться у США. Они проводят активную внешнюю политику, но имеют с нее конкретные бонусы, в том числе и материальные.

Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП):

— Дружить незачем, реальная политика вообще не про дружбу, а вот бросать лояльного партнера в тяжелой ситуации неприлично. Сейчас нужно приложить любые политико-дипломатические и посильные экономические усилия с тем, чтобы помочь Николасу Мадуро. Но это не из-за дружбы с ним лично, а потому, что последовательность в поддержке собственных партнеров в международных отношениях важна и в стратегическом долгосрочном плане окупается. И на решение Европарламента о признании Гуайдо реагировать нам не надо. Россия признает Мадуро легитимным президентом — и все. Это вообще не тема для каких-то телодвижений.

Алексей Портанский, профессор НИУ-ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН:

— По экономической части я могу обосновать, что дружить и помогать не надо: потому что будут потери и на 99% нам не вернут ничего. Зачем давать дополнительный кредит? Дмитрий Медведев в своем обращении в 2009 году «Россия, вперед!» подчеркнул, что внешняя политика должна быть подчинена экономическим целям государства. И с этим нужно согласиться на 100%.

Мы не должны помогать Мадуро, это бессмысленно.

Если это политические мотивы — что тут комментировать? Я не разделяю такие политические приоритеты, как помощь Мадуро, потому что не вижу никаких выигрышей. Сделать это, чтобы насолить Америке? Это как-то несерьезно. Европарламент поддержал Гуайдо, мы остаемся в меньшинстве — это наталкивает на мысль, что наша правота и логика под большим сомнением. Россия постоянно заявляет, что готова быть посредником в переговорах. Но для этого она не подходит, потому что занимает позицию в поддержку Мадуро. США не предлагают себя в роль посредника, потому что они за Гуайдо. Европа остается для нас главным торгово-экономическим партнером, и нам было бы небесполезно прислушиваться к решениям европейских институтов.

Егор Лидовской, гендиректор Латиноамериканского центра им. Уго Чавеса:

— У нас есть позиция, мы признаем Мадуро, и все действия надо проводить только с ним, ведь с точки зрения международного права ничего не произошло, он легитимный президент. А если мы будем поддерживать госперевороты, то окончательно посыплются все нормы ООН, которые уже сыплются благодаря американскому вмешательству. Если нормы исчезнут, будет хаос.

Мадуро является представителем братского нам народа, нашим давним и верным партнером, который всегда поддерживал нас.

И я не думаю, что он скоро уйдет из власти, потому что у него весомая поддержка и народа, и армии. Он честно выиграл выборы, которые признали все международные наблюдатели, конечно, кроме США. Не надо нам начинать заигрывать с оппозицией. Вначале, пока она слаба, от нее могут звучать всякие заманчивые заверения, но когда она придет к власти, все изменится. Команда Гуайдо проплачивается из Вашингтона, и тогда все российские деньги уйдут в другом направлении. Западные страны и Европарламент постоянно вытаскивают какие-то истории, вводят санкции. В этом нет ничего нового, поэтому нужно продолжать свою линию и от нее не отступать.

Дмитрий Розенталь, ученый секретарь Института Латинской Америки РАН:

— Дружить нужно с Венесуэлой. Речь не идет о поддержке конкретного режима, надо дружить, потому что это страна богата нефтяными ресурсами. Долгое время Венесуэла оказывала нам большую поддержку не только на международной арене, но и была нашими воротами в Латинскую Америку. Через Венесуэлу заключались многие сделки с другими странами. Что делать — вопрос сложный. Все ресурсы, которые были в России, мы довольно активно использовали: экономически помогали Венесуэле, была моральная поддержка.

Самое правильное, что можно сделать,— это оказывать услуги переговорщика.

Быть медиатором в отношении между властью и оппозицией, хотя это сейчас очень сложно. На мой взгляд, необходимо поддерживать контакты не только с властью, но и с оппозицией. Думаю, что наше правительство наверняка этим уже занимается. Среди оппозиции можно найти союзников и работать.

Виктор Семенов, заведующий лабораторией компьютерных сетей ИЛА РАН:

— Дружить нужно, потому что у России есть экономические интересы. Прежде всего это участие «Роснефти» в производстве нефти Венесуэлы, газовые проекты, значительные объемы вооружений, которые еще не полностью оплачены.

Долг перед «Роснефтью» — $3,1 млрд по состоянию на сентябрь 2018 года. Но я думаю, что это будет оплачено.

В декабре 2018 года было принято решение Мадуро и Путина об инвестициях из России $5 млрд для увеличения производства нефти и $1 млрд в производство золота. Для нас это страна с важным геополитическим значением — туда прилетают наши самолеты, есть базы по обслуживанию техники. Страны поддерживают друг друга в разных политических решениях и голосованиях: по Крыму, Донбассу, Южной Осетии, Абхазии и прочим. Венесуэлу поддерживает довольно много стран: это Россия, Китай, Турция, Мексика, Уругвай. Евросоюз идет на поводу у США. Признание Европарламента было предсказуемо. Сейчас приняты меры со стороны Мадуро оказать давление на Гуайдо: он уже под расследованием, ему инкриминируют попытку госпереворота, его счета заморожены, выезд из страны запрещен. Главное, что есть у Мадуро,— ему верны вооруженные силы. За небольшое время нужно перевести поставки нефти в другое место, а России нужно подождать.

Андрей Кортунов, гендиректор Российского совета по международным делам:

— Дружба наших стран продолжается очень долго, и мы уже основательно вложились в Венесуэлу, причем не только в энергетический сектор, но и в сферу безопасности. Сейчас стоит вопрос оценки устойчивости режима, по всей видимости, это дело тех служб, которые там работают. В любом случае, мне кажется, что Россия каким-то образом должна постараться содействовать политическому диалогу, и МИД РФ уже с такой идеей выступил. Что касается прогноза ситуации — если оппозиции удастся перетащить на свою сторону военных, то это конец режима, если нет, мы будем иметь венесуэльский вариант сирийского конфликта, оппозиция не сдастся, и будет поддерживаться из-за рубежа. До тех пор пока силовые структуры остаются лояльными режиму, свалить Мадуро будет очень трудно.

Владимир Лукин, член Совета федерации, в 1992–1994 годах посол РФ в США, в 2004–2014 годах уполномоченный по правам человека в РФ:

— Нам, как и многим другим странам, настроенным практически, надо дружить со всеми, от кого можно получить что-то хорошее. И не дружить с теми, от кого можно получить проблемы и головную боль. Относительно наших национальных интересов — я вижу их на гораздо более близких расстояниях, хотя у меня и дальнозоркость. Но, может, я ошибаюсь. Что касается помощи Венесуэле, которая вызывает споры, то проблемы должны решаться по возможности внутри страны — и через каналы ООН, и через другие официальные, но мирно. Ничего другого сделать мы не можем. А лидеры российского бизнеса, заходя в Венесуэлу, если они люди серьезные, надеюсь, учитывали фактор риска, и ситуация у них под контролем.

Комментарии (0)
Поделиться в социальных сетях:


Новости по теме